МЕДИЦИНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ или “МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ” TODAY

2.JPG

 В действительности, все проблемы образования универсальны и медицинские они, в данном случае, лишь по причине моего профессионального интереса и понимания того, что истоки всех проблем нашей медицины начинаются там.

Так, как я не вхожу в касту жрецов храма науки и образования – этих счастливчиков, кому удалось избежать каторги практической медицины, то все написанное, в случае несогласия, прошу считать записками дилетанта и завистника (но только в случае, если искренность проверят на детекторе лжи).

КАК СТАНОВЯТСЯ СТУДЕНТАМИ

Как и много лет назад по-разному, но еще более несправедливо и нечестно. Половина всех нынешних студентов – это принятые по контракту, хотя часть из них также заплатила взятки за поступление в некоторые вузы и на некоторые специальности. Остальная половина состоит из: детей профессорско-преподавательского состава и государственно-административного аппарата, принятых естественно не на конкурентной основе (список в соответствии с “табелем о рангах” составляется у ректоров заранее и он весьма длинный), выпускников, все еще неумерших наследниц подготовительных отделений (рудиментарная лазейка), заплативших взятку за поступление (в этом участвуют все уровни административно-преподавательского состава, имеющие хоть какой-то к этому доступ, вплоть до приглашаемых на время приема экзаменов преподавателей из периферии). Ну а что осталось – “добро пожаловать в наш вуз”.

Вывод – ни о какой доступности и бесплатности сегодняшнего образования, для абсолютного большинства, говорить не приходится. Защитники такого образования – это те, кто им пользуется и кормится с него.

Единственным выходом из сложившейся ситуации, считаю, может быть только введение 100% ПЛАТНОГО ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ, которое де факто уже есть у нас в стране для большинства желающих учиться. Тем, кто не имеет средств на образование, должны предоставляться долгосрочные кредиты. Вместе с публичными компьютеризованными тестовыми экзаменами (уж лучше пусть ошибется машина, чем полностью скомпрометировавшие себя экзаменаторы), всеобщее платное (пусть даже, на начальном этапе, частично дотируемое, если оно очень дорогостоящее) образование должно помочь покончить с коррупцией в системе образования, повысить конкуренцию среди самих вузов и восстановить принципы справедливости и равенства – важнейшие для первых шагов в самостоятельную жизнь нашей молодежи.

КАК СТАНОВЯТСЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЯМИ

Они делаются, безусловно, из того же материала, что и студенты. А еще точнее, подавляющее большинство из них, из той части студентов, которая является – детьми профессорско-преподавательского состава и неких других могущественных элит, общественных активистов (а в мое время, еще и комсомольских), а также редких вкраплений простонародья.

Среди этой категории, за редким исключением, никто в процессе учебы не блистал талантом и не проявлял способности к науке и творчеству, однако к концу учебы все они обзавелись бумагами, подтверждающими их ценность для alma mater. В то же время, молодые таланты, на протяжении всей учебы светившие на небосклоне студенческой научной жизни, получив найкраснейшие дипломы и кучу различных грамот за научные и творческие достижения, по завершению учебы были направлены на периферию, где очень быстро погасла их звезда.

Вполне возможно, под родительским крылом (даже если чадо вело весьма разгульную жизнь в студенческие годы), сделать неплохого врача или преподавателя. Но в одном уверен – светить он никогда не будет.

Неконкурентная, непрозрачная комплектация, семейственность – это одна из причин тотальной научной серости наших кафедр.

КАК НАС УЧАТ

Длительная научная изоляция привела к отсталости нашей науки и стала выгодна нашим “корифеям” для сохранения своего статуса. Даже сейчас, в эпоху Интернета и относительной доступности научной литературы, они заявляют о своем соответствии, каким-то, только им ведомым, мировым стандартам. Это уже диагноз, без всяких шансов на благоприятный прогноз. Хотя нет, одно средство только и осталось – заслуженная пенсия.

Отсталая учебная литература и учебно-техническая база, почти нулевая компьютеризация учебного процесса и низкий профессиональный уровень самих преподавателей не позволяют всерьез обсуждать вопрос о возможности получения хорошего образования в таких условиях.

Особым пунктом стоит незнание английского языка профессорско-преподавательским составом (не говоря уже о студентах). В настоящее время это является одним из краеугольных камней на которых зиждется наша отсталость.

Незнание иностранного языка специалистом – это все равно, что страдать научной слепотой и глухотой. И нет шанса на прозрение.

Из практики знаю, все кто освоил иностранный язык (в профессиональном применении) – изменили представление о себе и своих целях в жизни.

В развивающихся странах сейчас проходит кампания – “каждому ребенку 100$ ноутбук”. Необходима она и Украине – каждому преподавателю и студенту, хотя бы такой же.

Внутривузовская сеть с выходом в Интернет, регулярно обновляемые сайты кафедр с учебным материалом (что есть реальностью на западе и что не дорого сделать у нас) могли бы помочь дать студентам доступ к современным знаниям.

90% всех научных работ, выполняемых на наших кафедрах, можно смело выбросить в мусорный ящик и наука от этого не пострадает. Это одно из следствий нашей исторической научной замкнутости, которую так оберегают наши научные светила.

К концу завершения учебы уровень теоретических знаний и практических навыков студентов низкий, что подтверждается регулярно различными инспекционными комиссиями. Но никто не слышал ни об одном уволенном заведующем кафедрой, ни об одном закрытом вузе (число которых более, чем избыточно).

Процветает коррупция во время учебы. Хотя, по правде, особо никто и не вымогает – сами балбесы студенты с удовольствием откупаются от экзаменов. И их не жаль… Сочувствовать нужно будущим их пациентам.

Наша система образования не вписывается ни в какие общепринятые в мире стандарты. Чего стоит только первичная специализация студентов, которая фактически начинается на 6-м курсе. Везде в мире, даже интернатура у всех врачей одинаковая, а специализация начинается только по ее завершению.

Все, кто работал за границей знает, что любой врач-специалист там обладает большими познаниями во всех сферах медицины (хотя нас заверяют об обратном), что безусловно способствует повышению его лечебно-диагностических возможностей.

Главной причиной такого правила специализации у нас, считаю, заинтересованность вузов во влиянии на выбор специальности и распределение студентов. А то, как же без такого порядка вещей пристроишь своих и прочих нужных чад. Каждый выпускник вуза знает, какие мерзкие времена наступают в вузе при распределении.

Завершающим этапом формирования способного к самостоятельной работе врача является интернатура, которая во всем мире проводится только в учебных госпиталях, что соответствует нашим крупным клиническим центрам. Так интернатура, проведенная не в тичинг госпитале, в Великобритании и США и многих других странах, просто не признается.

Каким высоким стандартам могут научиться наши интерны в периферийных больницах?

Уже обыденным стало то, что врачи хирургического профиля заканчивают интернатуру, не сделав ни одной операции. А то, как же – сотрудники кафедр и заведущие отделений тоже хотят жить. Думаю, что если бы пару таких кафедр во главе с профессорами, по результатам констатации таких фактов, отправили на досрочную пенсию, то ситуация начала бы меняться.

Сейчас слышно, как руководители вузов требуют еще большей автономии и прав. Это примерно то же самое, что поставить слепца в капитанскую рубку. Ну что же, так и будем продолжать дрейф на нашем Титанике?

Впервые опубликована на http://h.ua/story/88788/

One Response to “МЕДИЦИНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ или “МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ” TODAY”

  1. Atelman says:

    Статья отлично обозначила “болезнь” образования в вузах, вот только зашоренным чинушам в минздраве, облздраве и т.д. излечение этого недуга не к чему. Системой правят люди с сиюминутными меркантильными интересами.
    Действительно на переферии высоким стандартам в условиях Украины не научишься, хотя закончив интернатуру по общей хирургии в районной больнице чувствовал себя на голову выше коллег из областной больнице. В этой ЦРБ в ординаторской о.х. было 2 ПК, подключенных к интернету, на которых использовались медицинские ресурсы сети(в том числе и на английском языке). В ряде случаев все зависит от заведующего и в данном случае это был целеустремленный и желающий быть в курсе последних достижений врач. Появление ПК очень помогло также в ежедневной работе с рутинной документацией.

Leave a Reply