Archive for the ‘МЕДИЦИНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА’ Category

УКРАИНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ – ВХОД ВОСПРЕЩЕН!

Saturday, June 3rd, 2017

17

 

 

УКРАИНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ – ВХОД ВОСПРЕЩЕН!

 

Недавно проходило совещание по поводу обучения иностранных студентов в мед. вузах Украины, в котором приняли участие министры образования, здравоохранения и представители мед. вузов. Заседание было посвящено проблеме частичного или полного непризнания украинских дипломов многими странами.

 

Результатом совещания был план мероприятий для улучшения подготовки иностранных студентов в мед. вузах Украины: обеспечение им доступа к обучению в интернатуре, изменение требований к поступлению в вузы, создание университетских клиник, изменение порядка выдачи лицензий вузам на обучение студентов, улучшение знания языка для иностранных студентов.

 

 

Зеркальная болезнь

 

 

Я думаю, что лучшей характеристикой некомпетентности наших министров и ректоров вузов, является то, что совещание было посвящено иностранным студентам. Никому и в голову не пришло, что эта проблема в первую очередь касается отечественных студентов. Ведь такое же никчемное образование получают и украинские врачи, которые со своим образованием являются изгоями в мире. При том, что это касается не только возможности работы в развитых странах, но и в развивающихся. О жертвах их деятельности я уже молчу.

 

 

Мотивация

 

 

Прежде всего наши руководители не понимают или не хотят признавать того факта, что главными мотивами приезда в нашу страну студентов (как и во все страны СНГ) являются: легкость в поступлении, не требовательность в учебном процессе, относительная дешевизна жизни и образования, решение личных проблем – женитьба, легализация в стране и надежда проникнуть в Западные страны.

 

 

Большинство иностранных студентов Ближнего Востока и др. имеют у себя дома отличные медицинские университеты гораздо высокого уровня, чем в Украине. Как правило это американские (именно с таким названием) университеты с медицинскими факультетами, где в основном на английском языке, по американским учебникам и стандартам, в обстановке высокой требовательности они овладевают медицинскими знаниями. Дипломы выпускников этих вузов признаваемы во всем мире, а их выпускников вы встретите во многих клиниках Европы и Америки.

 

 

Изменение порядка выдачи лицензий вузам на обучение студентов

 

 

Да вероятно, необходимо давать право на подготовку иностранных студентов вузам с высокой степенью аккредитации, но, по большому счету, все они дают примерно одинаковый унифицированный низкий уровень образования.

 

 

Изменение требования к поступлению в вузы и улучшение знания языка для иностранных студентов

 

 

Безусловно, важно иметь достаточный базовый уровень при поступлении в вуз, но, в конечном счете, не уровень знания физики, химии и биологии определяет качество будущего врача. Кроме того, вспоминая свои ранние студенческие годы, меня поразил уровень знания высшей математики у арабских студентов, которые учились у нас по государственным, а не партийным квотам.  Он был выше, чем у наших студентов, не говоря уже о знании английского языка.

 

 

Владеть языком преподавания крайне важно, но проблема в том, что значительное количество учебников у нас на русском языке, что создает дополнительные проблемы. Ни украинский, ни русский языки не являются языками современной большой науки, как и нет на этих языках медицинских учебников мирового уровня. И если мы действительно желаем иметь конкурентное образование, то языком обучения для иностранных студентов должен стать английский с соответствующим учебным материалом.

 

 

Создание университетских клиник

 

 

Это перезревшее решение о котором я уже неоднократно писал. Во всем мире это второй дом для студентов мед. вузов, где в палатах с больными они проводят большую часть времени учебного процесса. Вся работа этих клиник имеет целью формирование практических навыков будущего врача, в отличие от наших клиник, где большую часть времени студенты просиживают в учебных комнатах и аудиториях и тратя время на переезды между практическими базами.

 

 

Но наиболее важным моментом является качество учебного процесса, где каждый из участников имеет высокую степень ответственности, что напрочь отсутствует в наших клинических больницах.

 

 

Обеспечение доступа к обучению в интернатуре

 

 

Это действительно важнейший этап в становлении врачебной личности, который у нас проходит в обстановке тотального формализма и безответственности всех сторон. И главную вину за такое положение дел несут заведующие кафедр, которые превратили клинические базы в свои вотчины и кормушки.

 

 

Именно в интернатуре, молодой врач овладевает базовыми практическими самостоятельными навыками и становиться врачом широкого профиля (не специалистом). Без прохождения интернатуры дальнейшая карьера врача невозможна. Однако наша система постдипломного образования не соответствует международным стандартам.

 

 

Нигде в мире, кроме как у нас (и странах СНГ) врач не получает специализацию в интернатуре. Для этого всюду существует ординатура (резидентура) длящаяся не менее 3,4,5 лет. Объяснение этой ситуации может быть только одно – корыстные цели руководства вузов управлять распределением специализации студентов (в том числе своих чад).

 

 

Безусловно, что этот процесс должен быть независим от вузов и управляться министерством здравоохранения на конкурсной основе, исходя из потребностей системы здравоохранения и возможностей и уровня кафедр постдипломного образования.

 

 

Резюме

 

 

Современное образование, в том числе медицинское, это базовая потребность прогрессивных реформ и успешного развития страны.

 

Посвятив много лет публицистической деятельности о состоянии и путях развития нашего здравоохранения и медицины, я пришел к твердому убеждению, что никакие реформы в рамках нашей системы образования и с нашими кадрами, невозможны.

 

Это отсталая, зацементированная консервативная среда не способная к трансформации. И никакие «реформаторы местного и, как показала жизнь, заморского происхождения» не способны сдвинуть эту скалу. Они отсталые навсегда.

 

Единственной возможностью для поднятия уровня нашего современного образования, в том числе и в медицине, я считаю создание в нашей стране филиалов университетов мирового уровня с их менеджментом и их учебными материалами, на базе наших лучших вузов. Такие вузы должны стать маяками по которым будет держать курс вся система украинского образования.

 

Именно таким путем пошли многие страны на все континентах, которые сейчас имеют впечатляющие результаты в образование, науке и экономике.

 

N.B. по теме –

http://doctor-help.org.ua/archives/16

http://doctor-help.org.ua/archives/41

http://doctor-help.org.ua/archives/161

http://doctor-help.org.ua/archives/135

 

 

РЕФОРМА МЕДИЦИНЫ И ЗДРАВООХРАНЕНИЯ. FRESH LOOK

Monday, February 22nd, 2016

turn-right

 

 

В течение многих лет я веду Украинский Медицинский Блог. Этот реально единственный блог в Украине, да и на просторах СНГ, посвященный исключительно проблемам нашей медицины и путям ее реформирования. Какие-то идеи из него черпают журналисты и «специалисты по медицине», дающие анализы положения дел в здравоохранении и «свои» рецепты по ее реформированию. Чему я только рад, хотя это, все равно не влияет ни на что. Ведь главное это то, что те, к кому обращен блог – врачи, руководители здравоохранения и власти не готовы к изменениям. После прочтения статей большинство из них окончательно утверждаются в мыслях, что реформы несут их профессиональному существованию, привычной жизни и благосостоянию угрозу.

 
Да, это так. Как правдой является то, что медицина и система здравоохранения существуют для общества, а не наоборот. Как неотвратимой реальностью является то, что рано или поздно, каждый медик или член его семьи, не говоря об остальном населении страны, становится жертвой такого состояния медицины и нашей системы здравоохранения, какое существует на сегодняшний день в Украине.

 

 

 

Медицинское образование

“Украинские врачи – это антиквариат и киллеры. Если бы не война, то никто бы не держал вас в стране” – так процитировал одного из ливийских врачей наш врач на форуме «врачей, работающих за границей».

 
Как врач, работавший в Ливии и Анголе, я готов согласиться с этой общей характеристикой большинства врачей, как украинских, так и СНГ.
Подтверждением этого служит факт, что не смотря на то, что в Европе работают сотни тысяч наших граждан, трудоустройства врачами являются единичными из-за неспособности абсолютного большинства из них доказать свою реальную квалификацию. Для сравнения – польские и румынские врачи массово работают в странах Западной Европы, что является подтверждением их высокого уровня. Тогда, как работа украинских врачей и врачей СНГ за границей в странах Африки, где всюду западная медицина, это неумолимо затухающее наследие СССР.

 
Не менее значимым подтверждением низкой квалификации наших врачей является факт, что абсолютное большинство представителей власти и состоятельных граждан страны предпочитают лечиться за границей. Как информированный профессионал я могу подтвердить, что лучше лечиться в районной и, тем более, областной больнице в Чехии или Польше, не говоря уже о Западных странах, чем в “лучшей” клинике Киева.

 
Ущербность отечественного медицинского образования – это первопричина всех проблем в нашей медицине и здравоохранении. Я глубоко уверен, что будь уровень наших врачей и профессорско- преподавательского состава высок и соответствовал западным стандартам, то и понимание наших проблем в медицине и уровень дискуссии по поводу ее реформы был бы иным.

 
Если кто-то из руководства системы здравоохранения или нашего профессорско-преподавательского состава категорически не согласен с такой оценкой, то я бы порекомендовал нашим властям провести независимый аудит западными специалистами качества подготовки врачей различного уровня – выпускников вузов, интернов, ординаторов, практических врачей и самих преподавателей медицинских университетов.

 
Только я не представляю, что делать с результатами подобного стресс теста. Ведь необходимо будет потом лишать аккредитации 100% медицинских университетов и увольнять абсолютное большинство профессорско-преподавательского состава за такое качество подготовки врачей. Однако и альтернативы преобразованиям нет.

 

 

Образование – это краеугольный камень реформы медицины в Украине. Реформе должны подвергнуться, как система подготовки врачей в университетах, так и последипломное образование. Сегодня, медицинское образование – это царство консерватизма и формализма, которое не готовит современного врача, владеющего современными теоретическими и практическими знаниями и, что еще хуже, не имеющего желания непрерывно совершенствовать свои знания и лишенного способности критически и творчески думать.

 
Огромной личной трагедией для молодых врачей, пытающихся найти работу за границей, является осознание своей профессиональной неполноценности. Их незнание английского языка, моральный облик, а не редко и внешний вид, низкий уровень практических и теоретических знаний, незнание современных протоколов диагностики и лечения совершенно не устраивают руководство больниц за границей. Им совершенно непонятно в какой системе медицинского образования и по каким учебникам учились наши врачи. А когда они слышат про маргинальную советскую, русскую или украинскую школы, то кроме улыбки у них нет другой реакции.

 
Довольно забавно было слышать от кубинских врачей с которыми я работал в Анголе, как они с гордостью произносят – «У нас американская школа медицины».

 
Во всем мире учебный процесс в университетах базируется на американской школе медицины (как наиболее распространенной и универсальной), британской, французской или немецкой, которые в действительности являются ответвлениями общей Западной медицинской школы. Все остальные основываются на этих исторически сформировавшихся мировых медицинских школах.

 
И если вы не учились по всемирно известным учебникам клинической медицины, ставшими эталонами научности, достоверности, современности знаний (Харрисон, Сесил, Нелсон, Вильямс, Брандт, Сабистон, Оксфордские издания и многие др.), то вы будете вечно «неандертальцем» среди врачей за границей.

 
Некоторые страны переводят эти книги на национальные языки (испанский, португальский). Однако, учитывая то, что эти издания переиздаются каждые несколько лет, большинство стран мира (в том числе восточноевропейские) используют эти книги в их оригинальном виде. Тем более, что английский язык является сейчас непременным условием для формирования современного врача, а в дальнейшем и повседневной его работы.

 
Единственной возможностью совершить прорыв в качестве медицинского образования (а в действительности и всего остального образования) студентов наших университетов, является неотложное внедрения обучения (с 4-го курса) клиническим дисциплинам по оригинальным американским или британским учебникам. Понятно, что обучение и роль английского языка в жизни наших университетов, начиная с 1-го курса должна резко возрасти, как это и есть во всех европейских странах (в развивающихся странах, где нет псевдо амбиций, учеба на английском идет с 1-го курса).

 
Если кто-то из патриотических убеждений (а в действительности корыстных) будет утверждать о качестве отечественных учебников, то мне только хочется объяснить «патриотам», что наши учебники (или российские) в 100% случаев это копирование западных, но копирование с такими добавлениями или ошибками, что искажают суть оригинала.

 
Весьма примечательно слушать наших «специалистов» в медицине или кандидатов на министерское кресло о важности внедрения современных стандартов в нашей медицине, но с адаптацией к «нашим» условиям. В действительности – это вариант «осетрины второй или третей свежести». У нас уже адаптированная в самую худшую сторону медицина. Сейчас для нас задача восстановить 100% «западную» чистоту в медицине.

 

 

Что касается источников знаний – в Украине (а по большому счету и в России – СССР) нет и никогда не было известных медицинских школ, нет известных даже в Восточной Европе ученых-врачей, наши НИИ, клиники и больницы находятся в столь жалком состоянии, а их техническое и лабораторное оснащение столь отсталое, что даже «права» на написание учебников для студентов у наших профессоров нет.

 
А если кто-то будет доказывать вам иное, то я посоветую найти научные статьи наших «ученых» в европейских или американских научных изданиях. Зато вы найдете там множество индийских, арабских, филиппинских, африканских имен врачей, чьи научные работы стоят на одном уровне с западными. Врачи этих стран, получившие медицинское образование у себя на родине по современным западным стандартам, весьма конкурентноспособны и массово работают в западных странах.
Первопричина нашей отсталости в медицине и здравоохранении – это десятилетия советского изоляционизма и оторванности от мировой медицины.

 
Продукт нашего современного университетского медицинского образования – это врач низкой квалификации, чье образование никем и никогда не будет признано за границей.
Однако подлинная трагедия профессионального медицинского образования разворачивается на его постдипломном этапе. Прежде всего нужно констатировать маргинальный характер, никем не понимаемый за границей, нашей системы постдипломного образования.

 

 

 

В западных странах и в большинстве развивающихся после университета молодой врач в течение 1 года проходит обязательную интернатуру, во время которой имеет практику в различных разделах медицины, получая опыт самостоятельной врачебной работы.
Результатом этого является то, что врачи специалисты за границей имеют обширные знания в различных разделах медицины (как тут не вспомнить басню, что у нас врачи широкого профиля, а у них все узкого).

 

После интернатуры врачи также могут работать по узким специальностям, с ограниченными профессиональными возможностями, но они не будут являться «врачами специалистами» и соответственно их заработная плата будет в разы меньше.

 
Для наглядности я хочу привести отечественный пример. Какая необходимость готовить в течение 3-4 лет формального «специалиста» для работы в поликлинике, если они не делают там ни каких сложных процедур и тем более операций. Ведь у нас уже абсолютное большинство акушер-гинекологов, окулистов, ЛОР врачей являются поликлиническими врачами и не являются специалистами высокой квалификации (при том, что многие из них имеют «высшую» категорию!?). Врач, не имеющий практики в стационаре, не может быть врачом высокой квалификации.

 
Для получения специализации и приобретения высокой квалификации за рубежом врач поступает в резидентуру (ординатура) и проходит ее в течение 4-5 лет, получая при завершении звание «специалиста». В результате формируется врач профессионал высокого класса, уровень которого безусловно невозможно даже сравнивать с нашими «высококвалифицированными» специалистами.

 
У нас же специализация и получение «высокой» квалификации врача проходит во время интернатуры и ординатуры (резидентура). Ординатура продолжается 2 года, что совершенно не достаточно для формирования специалиста.

 
Интернатура, как институт специализации врача, сформировался у нас исторически в результате того, что институты-университеты хотели оставить возможность контролировать процесс распределения выпускников, а в действительности детей профессорско-преподавательского состава и других «блатных» в своих руках.

 
В советское время интернатура (она же и специализация) продолжалась 1 год, результатом чего была тотальная низкая квалификация всех врачей. В настоящее время она продолжается 2-3 года. Но и это не спасает положение, так как качество подготовки врачей специалистов у нас не выдерживает никакой критики.

 
Могу даже утверждать, что будь у нас сейчас западная система университетского и постдипломного образования, результат был бы тот же, потому что качество подготовки врача на всех этапах обучения преступно плохое, а часто имеющее и коррупционный характер. Врачи всех специальностей выпускаются с очень низким уровнем квалификации, но врачи хирургического профиля просто катастрофически низкого, ведь в течение учебы их фактически не подпускают к операционному столу.

 
Кроме того, постдипломное обучение должно вестись, как это принято во всех странах, в учебных госпиталях, в которых молодые врачи в центре внимания и где создаются все возможности для их практического совершенствования, а не в обычных больницах и клиниках где они всегда являются «лишними людьми», мешающие нашей профессуре и заведующим отделениям зарабатывать деньги.

 
Единственный выход из текущего положения – это реформирование системы постдипломного образования в соответствие с мировыми стандартами и резкое улучшение качества подготовки врачей, как за счет радикального обновления профессорско-преподавательского состава, так и за счет привлечения западных и восточноевропейских сотрудников медицинских кафедр университетов, а также украинских врачей, работающих в западных странах к практической деятельности на ведущих клинических кафедрах, так как практика показывает, что направление наших сотрудников кафедр за границу не приводит к радикальным положительным сдвигам. По возвращению они продолжают учить и работать «по-старому».

 
Наилучшим вариантом была бы организация в Украине одного или двух медицинских университетов, готовящих врачей по западным стандартам и с их управление, и являющимися образцом для других. Так как это существует во многих странах мира, например, Каирский американский университет и многие другие.

 
Для Украины хорошая медицина – это копия Западной медицины, чаще всего представленная ее американской школой, которая утвердилась во всем мире и которую мы можем видеть у наших соседей, от Польши до Румынии. Внедрить ее в Украине – это краеугольная задача реформы.
Реформа системы здравоохранения, это также важная задача, но не она имеет принципиальное значение и если кто-то ожидает от внедрения страховой, семейной и др. медицины позитивный результат, то это ошибка. Здесь у нас главные проблемы в непрофессионализме, иррационализме, бедности, коррупции и бюрократии.
Но это уже тема для отдельного разговора…

Flexner Report – РОЖДЕНИЕ СОВРЕМЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Monday, March 10th, 2014

aflexner21

“Коли
Ми діждемося Вашингтона
З новим і праведним законом?
А діждемось-таки колись.”
Тарас Шевченко

Немногим более 100 лет назад, в 1910г. Abraham Flexner опубликовал доклад о состоянии медицинского образования в Америке и Канаде, который изменил лицо американского медицинского образования, а в дальнейшем и большинства стран мира.

Самое поразительное, что Abraham Flexner не был врачом, а был преподавателем и его доклад, подготовленный под эгидой Carnegie Foundation был предназначен для общественности Америки. В своем докладе он проанализировал состояние медицинского образования на основании визита и изучения работы 155 медицинских школ в Америке и Канаде.

Результатом его доклада стала широкая реформа медицинского образования в Америке, трансформация и стандартизация системы подготовки врача.

В докладе также указывалось, что слишком большое количество медицинских школ не соответствуют необходимым требованиям и слишком много будущих докторов училось в них. Результатом стало уменьшение почти наполовину числа медицинских школ и консолидация подготовки врачей в крупных университетах.

Выводы доклада стали краеугольными камнями, на которых стоит современное медицинское образование в Америке. Последствия  Flexner Report являются определяющими до настоящего времени в подготовке и положении врачей в Америке:
– врач учится 6, а предпочтительно 8 лет в медицинском университете.
– медицинская подготовка привержена строгим научным методам и базируется на человеческой физиологии и биохимии, а медицинские исследования привержены протоколам научных исследований.
– качество среднего врача значительно выросло.
– медицинские школы могут быть открыты только с разрешения правительства и их деятельность должна регулироваться государством.
– каждая ветвь American Medical Association находится под наблюдением медицинской школы этого штата.
– медицина в США и Канаде стала высокооплачиваемой и уважаемой профессией.

 

Flexner подверг критике различные формы медицины, не базирующиеся на строгой доказательной научной основе: хиропрактика, остеопатическая медицина, натуропатия и гомеопатия. Было предложено им доказать свою научность или прекратить свое существование, что и было выполнено.
Некоторым, как например остеопатическим медицинским школам, удалось выполнить рекомендации Flexner Report по стандартизации системы обучения и перевода ее на научную основу.
Flexner указал на тесную связь медицины с социальными условиями и необходимость учитывать это. Его доклад коснулся всех основных проблем медицинского образования.
В своем докладе Flexner указывал на важность научных исследований в учебном процессе и клинической практике. Он указал на необходимость научных исследований в учебных академических госпиталях, где преподаватели и интерны должны быть вовлечены в научный процесс, так как это улучшает подготовку врача и качество лечения пациентов. Его девиз был – “Думай много, публикуй мало”.
Flexner Report оказал самое мощное влияние на развитие медицинского образования в Америке и всего мира. Он указал, что медицинское образование должно перестраиваться и изменяться в зависимости от изменений науки, социальных и экономических обстоятельств. Гибкость и готовность к переменам были важнейшими частями послания Flexner Report.
Более 100 лет назад Flexner, критикуя медицинское образование, трансформировал эволюционный путь, который уже происходил в Америке в медицинском образовании, в революцию, которая сделала Америку страной с лучшей системой медицинского образования и подготовки врача.
PS. В СССР Семашко скопировал некоторые элементы из Flexner Report реформируя систему медицинского образования, однако костная и догматическая система не позволила сделать комплексную и всеобъемлющую реформу. Результат не заставил себя ждать – сегодня система медицинского образования и соответственно врачи СНГ, худшие в мире.

100%-НЫЕ НЕПРОФЕССИОНАЛЫ & UNLIKE DOCTOR

Tuesday, February 26th, 2013

 

245

Написанию этой статьи предшествовала моя встреча с одним знакомым коллегой, во время которой он  поделился своими впечатлениями от прохождения курсов по Эхокардиографии на кафедре кардиологии  и функциональной диагностики НМАПО расположенной в НИИ кардиологии им. Стражеско.

Я постараюсь передать его впечатления увиденного:

Учебный процесс был весьма типичным для сегодняшней украинской postgraduate medicine. А именно – нужно было только зарегистрироваться и через месяц прийти на вручение удостоверения.

Те же, кто решил “учиться и осваивать специальность” в основном оплаченную личными средствами, были обречены на “трудности и лишения”. Лекционная часть учебы посещалась по обычному принципу – лекции преподавателя, который демонстрировал эрудицию и знание предмета – посещались, а преподавателя, который тупо читал лекции с монитора компьютера и бежал из аудитории сломя голову при первой возможности – игнорировались.

Однако, понятно всем, что лекционная часть учебы на данных курсах не главное. В конце концов, эти знания можно почерпнуть из книг (желательно иностранных). Главное это практическая часть, на которой преподаватель должен не только показать, но и проверить правильность выполнения исследования у каждого курсанта и которой фактически не было.

Весьма показательна реакция курсантов на учебный процесс: сначала энтузиазм, затем нервозность по поводу крушения надежд овладеть навыками, потом отчаянная попытка найти хоть какой то выход из сложившейся ситуации – приглашение репетиторов, знакомых, надоедливые звонки преподавателям с просьбой индивидуальных занятий и наконец, отчаяние, депрессия и понимание того, что по-настоящему осваивать метод придется на коммерческой основе индивидуально на рабочем месте.

Понятно, что пробиться для практики к единственному аппарату, который к тому же используют преподаватели в “околонаучных и других” целях весьма проблематично.

Ни один курсант не провел ни одного самостоятельного исследования под контролем преподавателя!

В завершении курсов заведующая кафедрой на общем собрании спрашивала у всех впечатление от курсов. И нужно было только присутствовать и видеть это позорное зрелище, во время которого курсанты в “совковом” духе благодарили “партию и правительство”.

Выслушав этот рассказ с меланхолией, я заметил своему приятелю-коллеге, что это типичные впечатления от любых курсов любых кафедр постдипломного образования на территории Украины.

И привел впечатления другого моего коллеги от курсов по  Амбулаторному холтеровскому мониторированию ЭКГ в филиале этой кафедры в КГЦС. По своему качеству они не отличаются от его – это фактически 2-х недельные курсы ЭКГ, которые включали пару 15 минутных стояний за спиной преподавателя во время анализа данных  холтеровскому мониторированию ЭКГ и ни одного практического индивидуального занятия.

Естественно, что осваивать метод всем пришлось позже “с репетиторами”.

Должен констатировать, что никогда (включая советский период) постдипломное образование не было современным и профессиональным, однако степень деградации системы постдипломного медицинского образования в сегодняшней Украине дошло до максимально низкого уровня – его в принципе не существует.

Большинство наших преподавателей – это 100%-ые непрофессионалы, которые не хотят и не могут учить. Даже их внешний вид и манеры зачастую противоречат профессии врача, и напоминает скорее торговок с бессарабского рынка или аля-тинейджеров.

В этой связи вспоминается мне один случай из моей работы за границей, когда к нашему директору больницы пришел устраиваться наш украинский врач. После визита, во время которого ему было отказано в приеме на работу, я спросил директора – почему он ему отказал. На что мне было сказано, что он выглядит не как доктор – unlike doctor. Действительно, недоброжелательный вид и развязная манера общаться были причиной того, что его профессиональный уровень даже не стал рассматриваться.

Слушать лекции сегодняшних преподавателей, это весьма нудное занятие не только потому, что они не могут просто и доступно доносить знания курсантам, но и тем, что лекции бесконечно прерываются телефонными звонками лектору, лишиться которых он не может по коммерческим причинам.

К тому же, весьма тошно выслушивать бредовые мысли наших преподавателей по любому поводу, включая и социально-общественную жизнь, как например, в рассказанном мне случае – восторг от советской медицины (хотя преподаватель даже по возрасту ее не знает) и преклонение перед “великим писателем” Прохановым (это уж не поддается адекватному комментарию).

Главным выводом из этих историй есть не то, что у нас отсутствует профессиональное постдипломное образование (факт давно уже очевидный), а то, какого качества врачи, получившие подобное образование, у нас в стране. А не знание ими иностранных языков не оставляет им шанса получить современные знания. Весьма малая часть врачей путем самообразования становиться специалистами. И вот эти то неучи проводят диагностику и лечат население нашей страны.

Система постдипломного образования в Украине консервативная и отсталая навсегда. Если говорить о данном конкретном случае, то во всем мире подготовка  врачей каким то профессиональным навыкам, проводится в Training centres – учебных лабораториях, основная задача которых сделать профессионального специалиста.

Эти training echo laboratory (или иные) могут быть как при университетах, так и работать автономно, или быть интегрированными в специализированные отделения. Они достаточно технически оснащены (например, эхо аппаратами высокого класса и не в единственном числе и не старше 5 летнего возраста) и имеют соответствующую аккредитацию.

И работают в этих центрах Профессионалы высокого класса, а не “кандидаты  и доктора наук”, которые этого не умеют делать, и которым просто некогда, да и не хочется этим заниматься. Все кафедры постдипломного образования в Украине заслуживают только одного – полной ликвидации. А на их месте необходимо создавать специализированные учебные центры в различных областях медицины при крупных клиниках, основная задача которых будет профессионально давать современные знания и практические навыки.

PS. Если кто, то посчитает эту статью клеветой (особенно руководство), то проверить правоту моих слов очень просто. Проведите в последний день занятий на любых практических курсах практический экзамен! И я уверен, как в данном конкретном случае, 100% курсантов не смогут самостоятельно провести полное эхокардиографическое исследование, анализ холтеровского мониторирования и т.д

 

VIP EDUCATION или ЗНАНИЯ ДЛЯ ИЗБРАННЫХ

Saturday, February 13th, 2010

lady-reaching-up-to-pick-money-from-a-tree.jpg

 

 

Домашние нравы

Низкий образовательный уровень студентов медицинских вузов, которые позже становятся врачами, известен всем, кроме эти знания дающим, которые во весь голос всюду заявляют о соответствии их мировым стандартам.

На практике, прекрасно понимая реальное качество и ценность такого образования, они стремятся “своих чад” пристроить в места, где можно хоть чему-то научиться. А точнее к себе или к своим коллегам на кафедры, где они в дальнейшем продолжат путь по стопам своих родителей. Этой же дорогой идут и другие “чада”  VIP контингента.

Конечно, все имеют право на профессиональный успех, но достигать этого все должны открыто и на равных условиях.

Однако, каждый, окончивший медицинский вуз, своими глазами видел, что в процессе учебы на протяжении 6 лет вовсе не эти лица являлись “TOP студентами”. А совсем другие, от  которых вуз по завершению их учебы без сожаления избавляется.

В результате – страна теряет тысячи талантливых врачей и научных исследователей, которые не в состоянии были преодолеть “режим максимального бюрократического неблагоприятствования”.

Келейность, закрытость, семейственность и коррупция – являются реальным тормозом для прогресса медицины в нашей стране.

Кухонная правда

Как и в былые времена, правда жизни и ценность отеческого образования прекрасно известна университетским и иным верхам, поэтому при малейшей возможности они проталкивают своих детей за границу, безусловно, за счет государства.

И такая возможность есть, хотя знают о ней далеко не все. Случайные отрывки этой информации проскакивают и в “медия”. Так например, наткнулся я в Интернете на интервью “Заступника директора Департаменту кадрової політики МОЗ України”.

” – У нас вже зараз десятки студентів їдуть за кордон, де проходять пару семестрів навчання і повертаються. Тільки в Національному медичному університеті ім. Богомольця минулого року за такою програмою за кордон поїхало з десяток магістрів…”.

“- У нас зараз існує державна програма підготовки лікарів за кордоном. На це ми виділили більше п’яти мільйонів гривень. Зараз ми відбираємо людей, які володіють англійською мовою, і які зможуть навчатися на анатологів, інтенсивістів. Ці люди зможуть працювати в запланованих до будівництва в Україні суперсучасних клініках, як то Лікарня майбутнього…”.

Хотел я бы спросить у медицинской общественности – знают ли они о существовании таких программ? Знают ли они об предъявляемых к соискателям требованиях и условиях конкурсов? И существуют ли вообще конкурсы?

Прекрасно зная наши нравы, у меня лично существуют большие сомнения в этом.
Учеба врачей за границей предоставляет огромные возможности как лично для врача повысить свой профессиональный и карьерный уровень, так и для прогресса системы здравоохранения в целом.

Однако нужно не забывать, что происходит это на деньги налогоплательщиков (за исключением оказываемой партнерской помощи) и весьма немалые. Так например, 1 год обучения в резидентуре в западных странах стоит до 10 тыс.$ и это без учета средств на проживание.  А значит, доступ к такой возможности получения наилучшего образования должен быть справедливой и равной доступности.

На сайтах МОЗ и Университетов должна быть информация о вакансиях и условиях конкурсов. А сами конкурсы должны происходить в обстановке открытости для медицинской общественности.

Кроме этого, существует проблема невозврата специалистов из-за границы после завершения образования. Интересны в связи с этим пассажи автора интервью по этому поводу.

С одной стороны читаешь здесь очередную ахинею про высокий уровень наших врачей – “Україна є дійсно європейською державою. В Європі всі чудово знають професійний рівень наших лікарів…Тобто в нас немає проблеми пропозиції дійсно кваліфікованих кадрів”.

С другой, он же далее констатирует –  “Ці спеціалісти обов’язково повернуться в Україну. Їм видаються візи на навчання. До того ж за кордоном дуже добре захищений свій ринок робочої сили. Лише один із ста наших фахівців може там влаштуватися на роботу лікарем. Це пов’язано як з мовним бар’єром, так і з тими кваліфікаційними тестами, які мають проходити наші лікарі, і з рівнем володіння сучасними технологіями для того, щоб працювати в сучасних поліклініках”.

Хорошо хоть между строк просматривается правда о реальном уровне квалификации наших докторов, но в жизни всегда можно найти лазейку, чтобы достичь “место под солнцем” не в одном, так в другом месте.

Поэтому, справедливым решением было бы создание гарантий для возвращения врачей на родину. А именно – направление на учебу должно выдаваться под финансовый кредит в государственном банке, который бы в дальнейшем аннулировался при возвращении врача в страну и отработке им в государственной системе здравоохранения в течение 3 лет.

Ургентная необходимость

Реальная потребность в специалистах всех медицинских профилей европейского уровня столь велика, что речь должна идти о тысячах… Пути для этого должны быть созданы как через государственные гранты, так и через массовые партнерские программы помощи. И хотя довольно остро стоит языковая проблема, практика показывает, что имея перед собой конкретную цель и стимул, молодежь очень быстро достигает успеха.

Поэтому, должна быть создана специальная программа для молодых врачей, желательно закончивших клиническую ординатуру, для отправки на учебу и стажировку в клиники европейских стран и США.

Отдельная программа должна быть создана для молодых преподавателей медицинских вузов, которые отправятся перенимать передовой опыт лучших университетов.

Эти программы позволят за короткое время создать ту критическую массу профессионалов, которые и должны будут совершить революционные преобразования в нашей медицине и системе здравоохранения.

НЕСПРАВЕДЛИВАЯ СТРАНА. ОБРАЗОВАНИЕ.

Thursday, January 14th, 2010

163.jpg

 

 

 Стремление к Свободе и Справедливости – природное чувство, присущее человеку. Тысячелетия существования человеческого общества подтвердили это непрерывной борьбой человека за право их обладанием. Хотя нередко она заводила человечество в исторические тупики и кровавые заводи.

Но, тем не менее, народы передовых цивилизации мира (Европейской и ее вариантов – Американской и т.д.) сумели создать общество с наиболее совершенной системой социальной справедливости. Конечно, ее диапазон ограничен экономическими возможностями государств. Но эта система динамическая, о чем говорит нынешняя, с таким трудом продвигающаяся реформа здравоохранения в США.

Только культурная и политическая изоляция, а также непрерывная, исторически обусловленная бедность населения и примитивизм его потребностей мог создать иллюзию, в которую до сих пор многие верят, что у нас было еще недавно справедливое общество. Карикатурой на справедливость можно назвать сегодняшнею систему общественных отношений у нас в стране.

И нет социальных сфер в нашем обществе, которых бы это не касалось.

Образование

Система образования – это важнейшая социальная функция в обществе, которая обеспечивает, в конечном счете, функциональность всего государства, конкурентность в мире и всестороннее развитие его народа. Однако сейчас речь не пойдет об удручающем его сегодняшнем состоянии. Речь пойдет о справедливости в доступе к его получению.

За последний год произошли значительные изменения. То, о чем я писал в своих ранних статьях, утверждая, что только по результатам внешнего компьютерного тестирования должен осуществляться прием в вузы – свершилось. Все недостатки и ошибки этого метода ничто по сравнению с тотальной коррупцией и несправедливостью, существовавшей до этого.

Однако до идеала еще далеко. Очевидно, что все экзаменационные тесты должны быть компьютеризированы и качество их должно быть значительно выше. Однако, прошлогодняя вступительная компания в вузы показала также все недостатки нынешней системы доступа к получению образования.

Совершенно абсурдной выглядит нынешняя система льгот и преференций при поступлении в вузы. Порочна сама философия такой социальной политики. Преференции для поступления в вуз должен иметь только ТАЛАНТ в определенной сфере наук, который волею случая (недобирания баллов по непрофильному предмету) может не состояться. И все!

В вузах высокой категории аккредитации (3-4), особенно в ведущих университетах страны, должны учиться только те, кто доказал, что их знания лучшие. Это универсальный принцип во всех развитых странах мира. И только благодаря ему в этих странах развивается успешно наука и прогресс. В отличие от наших вузов – царства посредственностей, кумовства и коррупции.

Смысл социальных льгот в образовании не должен заключаться в доступе к высшему образованию посредственностей, даже если это инвалиды. Он должен заключаться в помощи получения профессионального образования социально незащищенной части молодого поколения: дети-инвалиды, сироты и т.д., которое поможет им стать на ноги и зарабатывать себе на жизнь.

И это профессиональное образование должно быть разного уровня – от ученика мастера на предприятии  или учащегося училища профтех образования, до учебы в вузе
разной категории аккредитации. И зависеть это должно только от способностей самого претендента. Оплата учебы, стипендия на время учебы социально незащищенным лицам – вот та действительно справедливая политика, которая должна проводиться государством в современных условиях.

Если же представители льготных категорий хотят получить образование в лучших вузах страны, то они должны поступить туда на общих основаниях, доказав, что они достойны этого. А государство оплатит им эту учебу.

Кроме того, необходимо пересмотреть состав этих льготных категорий, оставив в них, вероятно, только детей-инвалидов. Все остальные должны брать кредит на образование на общих основаниях (получая адекватную государственную стипендию во время учебы) ибо при нынешнем экономическом положении страны нет большой разницы в социальном  и материальном статусе большинства выпускников вузов.

Те статистические данные, которые выявились в ходе результатов прошлогодней вступительной кампании, доказывают, что должны быть пересмотрены коренным образом принципы получения образования.

Фактом является то, что 50% всех поступивших – это контрактники, т.е. студенты, родители которых оплачивают учебу. И если кто-то считает, что это богатые родители, то он ошибается. У нас в стране вообще 90% небогатого населения, а еще точнее – бедного.

Почти все бюджетные места (оплаченные государством) заняли льготники. Причем – это не всегда сироты и инвалиды.

Получается, что в реальности, большинство населения страны не имеет доступа к формально провозглашаемому “бесплатному образованию”. И это именно та часть населения, которая оплачивает образование своих детей и через налоги финансирует образование чужих детей. Ничего справедливого я в этом не вижу.

Всему обществу необходимо честно посмотреть правде в глаза – у нас нет реального бесплатного образования для большинства. И уже давно.

Еще совсем недавно оно формально существовало только для того, что бы власть имущие и преподавательская элита вузов могла проталкивать своих чад в учебные заведения для получения бесплатного образования. Сейчас, уверен, они будут стремиться приспособиться к новой для них ситуации. Не сомневаюсь – они это смогут сделать. Вопрос лишь во времени.

Совершенно очевидно, что общество должно создать новые принципы возможностей получения образования. Они должны быть справедливы и общедоступны. И уравнять всех сможет введение всеобщей платности за образование.

Все желающие получить образование должны платить за него, как это реально делает уже сегодня большинство населения. Тем, кто не имеет средств, должен быть предоставлен государством кредит на образование, который они будут возвращать, работая после завершения вуза. Кроме того должны существовать и различные программы государственной и частной спонсорской и меценатской помощи в получении образования талантливым детям. Это общемировая практика.

Бесплатна должна быть только начальная и средняя школа. Но никто не должен оплачивать получение высшего образования для чужих детей, в, то время, когда он не может оплатить учебу своих.

Не сомневаюсь, что при равенстве принципов получения образования и цена его будет снижаться. Кроме того, не секрет, что до половины выпускников вузов не работают по приобретенной ими специальности, тем самым, по сути, выбрасывая на ветер деньги, затраченные на них государством (т.е. наши деньги!).

Плата за образование также радикально уменьшит и эту проблему, так как заставит более серьезно и осознанно подходить к выбору обретаемой специальности, за которую придется платить свои деньги.

Все трудоспособное население страны через налоги обеспечивает все социальные обязательства страны. Эти обязательства должны быть реальны и подъемны для народа. В противном случае они вызывают еще большую деформацию и несправедливость в социальных отношениях в обществе. В том числе в такой сфере, как образование.

Сегодняшний опыт других стран, даже успешных и богатых, показывает, что и у них происходит трансформация принципов получения образования. Т.е. вводится полная или частичная плата за получение высшего образования. Что же касается бедных стран (к которым сейчас реально относится Украина), то там, как правило, существует платность в получении высшего образования.

Совершенно очевидно, что решение этой проблемы нуждается в широкой дискуссии. В открытом обсуждении всех “за” и “против”. В честном признании сегодняшних экономических реалий. В следовании принципам справедливости, равенства и общедоступности высшего образования. Для всех.

FANTASIES.NET

Saturday, January 2nd, 2010

book-shelves-on-computer.jpg


Прогресс – это Интернет плюс знание английского языка.

Так, перефразируя известное выражение, можно банально охарактеризовать информационную революцию в мире. Действительно, Интернет интернационализировал знания, сделал их общедоступными и всепроникающими. Он предоставил населению отсталых стран возможность доступа к самой передовой информации развитых стран, на обретение которой были затрачены миллиарды.

Однако, также совершенно очевидно, что без владения английским языком, Интернет будет пустой забавой или будет служить обеспечению потребительских услуг. Ведь более 90% новейшей информации в различных областях наук публикуется на английском языке. И нет никакой реальной возможности перевести весь этот водопад знаний.

Альтернативой этому может быть только нынешнее положение вещей в русском и украинском Интернете, где молодые юзеры рамблерят в поисках нафталиновых рефератов.

И Google вам в помощь.

В то время, как лучшие мировые поисковые системы приведут жаждущих знаний в библиотеки и информационные системы, сайты университетов и различных научных обществ, где, чаще всего, по бесплатной подписке,  вы сможете регулярно получать на дом лучшую всемирную информацию в необходимой вам области знаний.

Медицина предоставляет вам лучший пример этому. Начиная с medicalstudent.com и до сотен лучших сайтов в различных областях медицинской науки, профессиональных обществ и медицинских поисковых систем – все предоставлено в помощь врачу и на благо его пациентам.

University.net

Вузовская информационная сеть (о том, что студента без компьютера просто не должно быть, надеюсь, дискуссии быть не должно) –  сегодняшняя реальность в передовых странах мира, должна стать стартовой точкой для внедрения информационных технологий в стране, которые в дальнейшем через ее носителей и практический опыт должны распространиться на всю страну.

Важнейшими ее составляющими является обеспечение разнообразных функции – административных, методических, образовательных, научных.

Административные:
выполнение рутинных, но необходимых бюрократических функций, которые заменят длинные ряды досок с объявлениями, информация на которых, иногда важная, редко доходит до студентов.

Методические:
расписания и планы занятий, обратная связь с преподавателями, рассылка электронной почтой информационных и учебных материалов. Уже сегодня службы Google способны бесплатно обеспечить такую возможность.

Образовательные:
предоставляются неограниченные возможности этой главнейшей функции вуза. Наконец-то можно будет покончить с нудным наследием прошлого – конспектированием лекций, регулярно обновляемые версии которых можно будет скачать с сайта кафедры. В дальнейшем, загрузив в ридер, усваивать материал.

А на самих лекциях в интерактивном режиме преподаватели будут разъяснять наиболее трудный материал. Радикально должно измениться положение с учебными материалами, так как непоспевание за быстро  обновляемой информацией и финансовые проблемы с публикацией учебников отойдут в прошлое.

Ведь лекции, на основе новейших мировых знаний, будут легкодоступны. Кроме того, на начальном этапе, для сокращения финансовых издержек на разворачивание информационной сети, публикацию учебного материала можно сконцентрировать на сайтах ведущих вузов страны.

Все учебные материалы должны публиковаться на конкурентной конкурсной основе. Это быстро и эффективно повысит качество учебного материала. Большинство быстро устаревающих учебных печатных книг вскоре уйдет в историю.

Информационные технологии, внедренные в учебный процесс, введение вторым учебным языком английского, быстро дадут результат – подготовят профессионалов мирового уровня.

Научные: публичность и прозрачность научной деятельности в вузе, доступ к мировым информационным источникам (если необходимо по вузовской подписке), индекс цитированности по каждой научной работе (которая должна обязательно публиковаться и на английском языке) и персонально, будут способствовать приближению качества научных исследований к мировым стандартам, даже если при этом придется 90% научных работ отправить в мусорную корзину.

Doctor.net

Поддержание и рост профессионализма врача (это универсально применимо к любым профессиональным группам) на должном уровне – это главнейшая задача последипломного образования. Существующая сейчас система регулярных (5-и летних) курсов усовершенствования ущербна и порочна. Подобной такой системы нет нигде в мире.

Основной задачей 2-3 кафедр (этого более чем достаточно) последипломного образования должно стать создание ими и регулярное обновление учебных сайтов по различным отраслям медицины, откуда практические врачи смогут черпать необходимые им знания. Эта информация должна содержать в себе новейшие мировые сведения по всем отраслям медицины.

По подписке они будут рассылать также методические рекомендации и инструкции практикующим врачам. Конечно, должны быть и сайты медицинских профессиональных обществ, в создании и наполнении которых эти кафедры последипломного образования должны также принять активное участие.

Однако, нынешнее положение дел с компьютерной грамотностью врачей остается удручающей. Большинство из них, даже по материальным причинам, не в состоянии иметь индивидуальный компьютер (как правило, если он есть, то его используют дети). А неумение использовать Интернет для поиска медицинской информации – это другая важная проблема. Третья проблема – это отсутствие самих современных информационных материалов на родном языке (так как большинство врачей по различным причинам не владеют, и в ближайшем будущем не будут владеть английским языком).

Problem.net

Проблем, связанных с развитием информационных технологий, много. Однако, все они вполне решаемы. Ведь база для их развития есть. Уже сейчас существует много сайтов учебных заведений и Минздрава, которые выполняют информационно-бюрократическую функцию. Они могут стать основой для разворачивания информационных систем в вузах и практическом здравоохранении. Вполне могут быть использованы для этих целей различные бесплатные сервисы Google и блогосфер.

Для этого лишь необходимы шагающие в ногу со временем руководители кафедр, вузов, министерства здравоохранения. И радикальное решение всех этих проблем, ставших тормозом на пути к переходу к информационному обществу 3-го тысячелетия, позволит нам начать движение по дороге Прогресс.

BAD EDUCATION

Tuesday, October 6th, 2009

028.jpg

 

 

Переключая каналы

На днях, переключая каналы телевизора, попал на канал Рада, на передачу, посвященную  совещанию ректоров высших медицинских учебных заведений, организованное комитетом по науке и образованию Верховной Рады.

Вспоминаю, как 2-3 года назад, таким же образом, посмотрел по одному из центральных российских каналов всероссийское совещание по развитию высшего медицинского образования. Тогда оно оставило у меня весьма пессимистичное впечатление, поразив полным отсутствием понимания современных проблем в медицинском образовании, науке и здравоохранении, а также перспектив преодоления отсталости в этой сфере от мирового уровня.

Украинское совещание, хотя и не такого масштаба, по своему духу и содержанию не отличалось от российского. Такое же царство интеллектуальной и физической (например, ректор Ивано-Франковского университета с трудом говорил) немощи.

Да и трудно себе представить, чтобы лица, ответственные за качество медицинского образования в стране, признали бы его полное несоответствие современным требованиям. Ведь тогда нужно было бы признавать и свою профессиональную непригодность (по причине незнания этого уровня или его замалчивания) с соответственными выводами.

Выступления ректоров были богаты на эпитеты и, в целом, пустопорожними и некомпетентными репликами, касалось ли это Болонского процесса или университетского статуса (чем он в действительности не является) учебного заведения.

Если и поднимались какие то проблемы, то не было даже намека на их серьезное осмысление и решение. Например, говорили о проблеме создания университетских больниц. Однако, кроме желания, что-то еще контролировать, другой цели в ее решении у выступавших не прослеживалось.

Никто так и не выступил с объяснением необходимости и самой концепцией учебного госпиталя. И тогда, что существует во всем мире, было бы понятно, что проблема не ограничивается только созданием университетских больниц (ведь все равно их мощностей всюду недостаточно), а выработкой целей и стандартов функционирования учебных госпиталей (Teaching hospital).

Ведь на сегодняшний день главная проблема не в том, кому принадлежат клинические больницы. Проблема в том, что уже давно при реальной власти в них университетских кафедр, они все равно не обеспечивают в них становление врача. Профессора и т.д. не позволяют врачам, особенно хирургического профиля, профессионально расти, считая отделения своей пожизненной кормушкой.

Председатель собрания, председатель комитета Верховной рады по образованию и науке, хотя и позиционирует себя как представитель прогрессивной, проевропейской политической силы, в действительности представляет собой продукт советской эпохи в образовании, которая и сохранилась по сегодняшний день и которая продолжает поддерживать нашу отсталость во всех областях.

Естественно, ни одного его вопроса по поводу несоответствия победных ректорских заявлений реальному низкому уровню квалификации украинского врача так я и не услышал.

Из чего сделал вывод – не с этими руководителями можно связывать надежду на прогресс медицинского образования в стране. А точнее – одним из условий реформы должно быть их отстранение от занимаемых должностей.

И приход нового руководства, которое должно начать действовать:

– Провести аудит системы медицинского образования (потому что нет иной возможности пробить этот бастион консерватизма) в стране с приглашением европейских специалистов в этой области и признать его результаты, как руководство к действию, какими бы не были позорными эти выводы для страны (ведь проводит аудит нашей экономике МВФ).

– Значительно сократить количество медицинских вузов, о чем давно уже ведется дискуссия (по причине отсутствия потребности в таком их количестве и реальных экономических возможностей по их содержанию), с радикальным омоложением его сотрудников (как заявили на совещании 35% из них пенсионного возраста).

– Массовое направление преподавателей на краткосрочные стажировки в зарубежные медицинские колледжи и учебные госпиталя (надеюсь Запад нам поможет в этом) для быстрого овладевания передовыми методами подготовки врача.

– Введение английского языка вторым учебным языком в учебном процессе, как единственно возможного средства доступа к современным знаниям (так как невозможно перевести даже 10% необходимых книг, которые к тому же ежегодно обновляются).

– Использование современной зарубежной медицинской литературы в учебном процессе (по большому счету, кроме атласа Синельникова у нас нет медицинской учебной литературы мирового уровня).

– Создать на основе зарубежного опыта концепцию учебного госпиталя, которая будет отвечать своей главной задаче – подготовке врача-практика и воплотить ее в жизнь.

– Реальная компьютеризация медицинского образования, как эффективного средства обучения и доступа к лучшим современным мировым медицинским знаниям. Подключение университетских библиотек к известным медицинским базам данных.

Это только первые неотложные шаги по реанимации нашего едва живого медицинского образования. После того как мы пройдем их, уверен, у всех наступит прозрение и последующие шаги реформы и ее цели ни у кого уже не вызовут сомнения.

УДАРИМ ДИССЕРТАЦИЯМИ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ

Wednesday, July 1st, 2009

911.jpg

 

Пандемия диссертаций захлестнула Украину. И нет сфер и отраслей, которых она бы не затронула. Редкий мэр университетского города, губернатор области или директор крупного предприятия не защитил сегодня диссертацию.

Причина здесь не только в том, что не истребить извечную тягу чиновников повесить себе на шею орден “Льва и Солнца” (читай Чехова), но и в корыстных устремлениях – весомыми доплатами к зарплате и пенсии (даже если защита состоялась за день до пенсии).

Ну а уж если диссертация нужна по роду службы, то стремление к ее обладанию ничем не сдержать. И если раньше, даже в советское время, процедура подготовки и защиты диссертации сопровождалась многочисленными нарушениями и коррупционными сделками, то сейчас она стала напоминать посещение супермаркета.

Как и раньше, водопад из диссертаций никак не отражается на научно-техническом прогрессе в стране. Всюду отсталость и застой – царство консервативной мысли. А большинство соискателей научных степеней представляют собой посредственности, которые не только не являются научными исследователями, но даже непрофессионалы своего дела.

И медицина здесь не исключение. Более того, медицина всегда была классическим образцом бесплодной отечественной науки. Историческая замкнутость от остального научного мира, незнание специалистами иностранного языка  не позволяет заглянуть по ту сторону стены. Да и особого желания у нашей научной общественности к этому нет.

Потому что в противном случае, все бы узнали, что научные работы в медицине, в лучшем случае, это давно исследованые и доказанные истины, да притом еще, весьма плохо скомпилированы, интерпретированы или повторены. А в большинстве случаях – это просто примитивные научные исследования с недостоверными результатами и банальными выводами.

Особо объяснять, что научно-диагностическая и лабораторная аппаратура наших клиник и НИИ – это позавчерашний день в медицине, думаю, не стоит. Все понимают, что проведение серьезных научных исследований, стоит огромных средств, которых сегодня просто нет в стране.

Абсолютное большинство выполненных работ не соответствуют критериям научной доказательной медицины. А децентрализация аттестационных комиссий весьма облегчила путь соискателя к заветному званию.

Говорить об “индексе цитируемости” авторов этих научных перлов – это значит вызвать их полное непонимание и агрессию. Впрочем, иногда их публикуют в иностранных журналах (вам придется очень долго их искать), хотя аргументом для этого скорее является стремление редакции расширить аудиторию авторов и продемонстрировать свой демократизм, чем научную ценность работы.

Читать отечественные (как и российские) научные работы, признаюсь, весьма тошнотворное занятие. После каждой попытки даешь себе слово не притрагиваться к украино  и русскоязычным научным медицинским журналам. Такова реакция на банальность и примитивизм “секонд-хенд” знаний.

Уж лучше читать оригинальные англоязычные издания, из которых наши ученые мужи и черпают свои научные идеи. Читая большинство иностранной медицинской научной и учебной литературы, не только получаешь новейшие знания, но также не сомневаешься о достоверности полученных данных в проведенных  исследованиях, а тема изложена ясно и понятно, без всякой пустопорожней шелухи.

Конечно, причина всего этого – наша сохраняющаяся научная изоляция от цивилизованного мира. Поэтому, только интеграция в единое европейское научное пространство, с внедрением европейских стандартов и правил научных исследований, подтверждением их оригинальности и ценности через европейские базы данных, защита диссертаций по европейским правилам, поставит науку с головы на ноги.

При этом возможно придется выбросить в мусорную корзину более 90%  научных работ, ежегодно представляемых для защиты диссертаций. Но это будет небольшая плата за научный прогресс страны.

Немаловажную роль в нездоровой ситуации в науке представляет материальная выгода от защищенной диссертации. Нигде в мире за диссертацию не платят деньги, а если она представляет коммерческий интерес то исследователь берет патент, который затем продает. Многие известные иностранные ученые даже не тратят время на защиту диссертаций.

За что у нас научные мужи получают деньги (при том, что абсолютно подавляющее количество диссертаций даже не выдерживают проверку временем) – не понятно, разве что за компенсацию коррупционных затрат, понесенных соискателем во время ее защиты.

Другая проблема – это стремление врача получить заветное место на кафедре медицинского вуза. Ведь работа на кафедре, в отличие от практического здравоохранения, менее тяжелая и изнуряющая, а также и более оплачиваемая.

В развитых западных странах практические врачи получают большую зарплату, чем сотрудники кафедр. Поэтому у них нет большого интереса к кафедральной работе. Туда идут действительно люди, склонные к педагогической и научно-исследовательской работе. Вследствие этого наиболее квалифицированные врачи сосредоточены за рубежом в практическом здравоохранении. Часто и научная деятельность в больницах (как в частных, так и в государственных) ведется более активно.

Размах псевдонаучной деятельности в личных корыстных интересах в стране, которая по своим социально-экономическим показателям соответствует статусу развивающейся – аморален и преступен. Ибо отбирает так необходимые средства от возможности внедрить мировые достижения науки в нашей стране. Рассеиваются также средства, которые можно бы было сконцентрировать в виде грантов для талантливых соискателей.

Однако наивно думать, что наша, тотально остепененная ученая и бюрократическая медицинская знать может добровольно отойти от государственной кормушки. Остается только игнорировать их и их научный эрзац продукт, который только и может быть востребован за частоколом страны с названием “Отсталость”.

ПОСЛЕДИПЛОМНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ – хуже некуда

Saturday, June 20th, 2009

of-what-ill-will-he-die.jpg

С дипломом, но без знаний

Получением диплома, по окончанию вуза, завершается первичное образование врача. Если вы почитаете многочисленные иностранные (например, англоязычные) форумы студентов медицинских вузов, то услышите отчаянный крик о тяжелой и интенсивной учебе и экзаменационном прессинге. У окончивших вузы вы не услышите радостных воспоминания о прекрасной студенческой жизни.

В отличие от наших студентов, для которых студенческая жизнь продолжает оставаться веселым времяпровождением (хотя  многим из них и стало  жить трудней из-за финансовых проблем, в связи с чем гораздо большее, чем ранее, студентов вынуждено подрабатывать).

Учебные требования и качество приобретенных знаний остаются на крайне низком уровне. Обусловлено это многими факторами: отношением самих студентов, низкими вузовскими требованиями на протяжении всей учебы, непрофессионализмом преподавателей и высокой степенью их коррумпированности, архаичной учебно-методической базой, отсталостью отечественной медицинской науки.

В решающей степени качество сегодняшнего выпускника – молодого доктора зависит от субъективных факторов – его личной целеустремленности и тому, как повезет с преподавателями и учебно-клиническими базами. Что немыслимо в вузах цивилизованных стран и развивающих странах, где учебный процесс протекает по западным стандартам. И нет шанса окончить вуз, не соответствуя определенным стандартам.

Подтверждением моих слов являются многочисленные сообщения на зарубежных форумах об иностранных студентах, обучавшихся в Украине и России. Например, Малазийском, где читаешь возмущения по поводу низкого уровня предоставляемых знаний, отсутствие у выпускников-врачей современных знаний и практических навыков (даже элементарных).

Отечественные принципы и этапы постдипломного образования

Структура нашего постдипломного образования не вписывается ни в какие международные стандарты. И даже не касаясь качества этого образования, у наших специалистов работающих за рубежом, нет шанса доказать даже формально свою высокую квалификацию.

После окончания зарубежного вуза все врачи проходят годичную интернатуру получая при этом базовое разностороннее минимальное образование, позволяющее им приступать к самостоятельной практике. Это предоставляет ему весьма ограниченные возможности в выборе места работы и, безусловно, ни о какой специализации не может быть и речи.

В отличие от нашего образования, при котором врач, не имеющий никаких широких базовых самостоятельных практических навыков получает специализацию во время прохождения интернатуры.

Специализацию у нас можно получить и в ординатуре. Однако получив профессиональную специализацию по ее окончании, врач не получает реальной международной квалификации: врач-специалист, что в реальности отражает уровень этого образования.

Специализация-резидентура по различным областям медицины для врачей длиться во всем мире 4-5 лет. В ходе интенсивной учебы и практической деятельности он получает высокий уровень квалификации. Врач специалист готов к абсолютно автономной работе на современном уровне в своей специальности, а также владеет всеми практическими или оперативными навыками. Его клинический уровень, в большинстве случаев, выше, чем у наших сотрудников кафедр.

Для примера я приведу, например, специальность врача кардиолога. Получая у нас в течение интернатуры  эту специальность врач становиться, по-сути, узким терапевтом, который в будущем будет вести прием больных кардиологического профиля и вести отчетность. Получая же за рубежом в течение 4-5 лет свое образование, кардиолог овладевает не только практикой ведения на современном уровне кардиологических пациентов, но и всеми инвазивными диагностическими и лечебными методами, применяемыми в кардиологии, а также эхокардиографией и другими диагностическими методами.

Что касается дальнейшего постдипломного образования (аттестационные и другие курсы) врачей любой специальности, то оно не выдерживает ни какой критики. Месячные формальные курсы со “сдачей” аттестационных экзаменов это глумление над здравым смыслом и справедливостью. За рубежом врачи также периодически проходят различные курсы, однако они направлены на овладевание новыми методиками и лечебными возможностями, а также направлены на расширение своих клинических знаний в смежных специальностях.

Постдипломная эпопея

Интернатура

Безусловно, можно сказать, что сроки специализации в интернатуре (если признать неизбежностью факт специализации во время прохождения интернатуры) не достаточны. Однако, на мой взгляд, не это является главной причиной низкого уровня приобретаемых врачебных знаний, потому что установи в наших условиях более протяженный период обучения (что и было одно время) – результат был бы тот же.

Воистину, драматичная картина разворачивается, если рассмотреть теоретический и практический уровень, который получают наши врачи в ходе своего обучения в интернатуре.

Проходя ее, молодые врачи часть учебного времени проводят на своих профильных клинических базах, а часть в больницах, часто периферийных и весьма архаичных.
На клинических базах их учеба мало чем отличается от студенческих лет не только в овладении теоретическими знаниями, но и в приобретении практических врачебных навыков.

Понятно, что для врачей хирургического профиля (хирурги, акушеры-гинекологи, ЛОР, окулисты), это имеет катастрофические последствия, несмотря на то, что у них интернатура длиться 2 года. Можно констатировать всеобщий факт их неподготовленности. Если интерны не дети сотрудников кафедр или иные “блатные” лица, то овладеть профессиональными оперативными навыками им во время интернатуры не удастся.

Связано это с тем, что всюду профессора и остальные сотрудники кафедр, рассматривают свою клиническую базу не как учебный центр для молодых врачей, а как кормушку для своего обогащения, не подпуская, тем самым, интернов к операциям.

В отличие от нашей системы, за границей интернатуру (а под этим в основном подразумевается получение всеми! врачами подготовки по общей практике), как правило, проходят в течение 1 года и она проходит в учебных госпиталях. Тичинг госпиталь представляет собой крупную многопрофильную  больницу, связанную с университетом в которой подготовка врача к самостоятельной практике является его главной задачей.

Как врач, работавший за границей и работавший вместе с интернами и молодыми врачами, могу сказать, что разница в качестве подготовки врача-интерна значительно отличается, сравнивая с нашей. Молодые врачи общей практики имеют лучшую подготовку по терапии и смежным специальностям терапевтического профиля, педиатрии, а также в области хирургии и акушерства-гинекологии. Они способны также выполнять малые хирургические вмешательства.

Наши интерны также, считается, что получают подобную подготовку, но в реальности практически все выполняют это формально. Руководители их подготовки с удовольствием подписывают все бумаги, доказывающие овладение ими практических навыков, закрывая глаза на почти всеобщую фальсификацию этого.

Ординатура

Задачами ординатуры являются – специализация врача, в какой либо отрасли медицины после окончания вуза (!) или повышение его квалификации, после полученной специализации в интернатуре. Совершенно очевидно, что ее сроки (2 года) не соответствуют международным стандартам (обычно резидентура за рубежом длится в течениние 4-5 лет).

Не соответствует она и статусу резидентуры, после которой врач получает полноценную категорию – врача специалиста, имеющую чрезвычайно высокий статус и доход.

У нас же окончание ординатуры вообще ничего не значит. Врач не имеет даже минимальной категории. Это также никак не сказывается на оплате его труда.

Как и в случае с интернатурой, основная проблема ординатуры заключается в качестве этого образования. Как и в интернатуре, качество получаемых врачом (терапевтического профиля) знаний в решаемой степени зависит от мотивации самого ординатора, уровня квалификации и ответственности к своим обязанностям самих сотрудников кафедры, а также материально-техническим состоянием и оснащением самой больницы. То есть все отдается на волю случая.

Для врачей-ординаторов хирургического профиля положение немногим отличается от прохождения интернатуры. В отличие от своих западных коллег, они не то, что не становятся высококлассными хирургами, а вообще могут не выполнить ни одной операции за все время ординатуры.

Выводы: Как врач, который прошел все этапы отечественного постдипломного образования и достиг высшей степени квалификации (при всем моем скепсисе к этому образованию и критериям), а также длительное время работал за границей, я имею моральное право и могу со знанием дела судить и сравнивать.

Подготовка молодых врачей в интернатуре находится на крайне низком уровне, не позволяющем им получить необходимые практические навыки. Позиция, занимаемая профессорско-преподавательским составом кафедр последипломного обучения, особенно хирургического профиля – преступна по отношению к молодым врачам, которые не осознают еще своей третьесортности, к здравоохранению, куда направляются все эти неучи и к больным, которые обречены на неквалифицированную  медицинскую помощь.

Немногим отличается ординатура по качеству знаний от интернатуры, отдавая в руки судьбы и субъективным фактором уровень квалификации будущего “специалиста”.

Молодые врачи после окончания интернатуры и ординатуры не способны в большинстве случаев начать активную самостоятельную работу. Для врачей хирургического профиля настоящая учеба только начнется на своем рабочем месте. Если конечно останется энтузиазм и будет для этого возможность (например, допустит ли его к операционному столу заведующий хирургическим отделением).

На основании опыта, скажу, что весьма малая часть этих врачей становиться активно оперирующими хирургами. Не представляется возможным говорить о какой-то высокой их квалификации. Это – удел единиц.

Можно констатировать совершенное не соответствие кафедр последипломного образования своим основным задачам. Главной из них – подготовки квалифицированных врачей. Создается впечатление, что они им просто мешают. Ведь у них есть более важные личные задачи – материальный интерес не подпускать молодых врачей к больным (так как операции представляют коммерческий интерес), а также занятость “наукой” (хотя трудно назвать их примитивные работы настоящей наукой).

Совершенно очевидно, что нынешнее состояние постдипломного образования врачей не соответствует ни каким современным международным стандартам, как с формальной стороны – короткий срок и сама квалификационная градация, так и с качественной стороны – отсталость знаний и безответственное отношение професорско-преподавательского состава кафедр.

Если кто-то считает это ложью, то можно подтвердить это субъективно – качеством наших молодых врачей в больницах и объективно – результатами постдипломных контрольных экзаменов.

Но если бы действительно независимая комиссия проверила бы знания и реальное владение практическими навыками врачей после завершения ими интернатуры или ординатуры, то боюсь, картина была бы более трагичной. А если бы в эту комиссию включить зарубежных представителей, то скандал был бы вселенских масштабов.

И результатом этой проверки должно быть решение – незамедлительное увольнение сотрудников этих кафедр,  невзирая на имена.

Поверьте мне, у нас нет таких имен, которые можно было бы променять на интересы больных  и сломленные врачебные судьбы.

 

БОЛОНСКИЕ МИРАЖИ

Tuesday, March 3rd, 2009

4s.jpg

 

 

Иллюзорные надежды

“Через год-полтора Украина будет интегрирована в единое образовательное пространство Европы”.

“Знаете, я горжусь тем, что мы дошли до договоренностей о том, что украинский диплом с 2010 года будет так же признан, как любой диплом европейской страны. Точнее, страны, которая принимает участие в Болонском процессе”.

“Степень украинского ученого будет так же признана, как степень любого ученого Европы”.

На совещании с ректорами президент определил срок – до 2010 года украинское образование должны привести к европейским стандартам.

Меньше всего я хотел бы касаться политических проблем. Однако должен отметить, весьма сходный менталитет (точнее научно-культурную некомпетентность) постсоветской элиты, буть-то киевские псевдоевроатлантисты или московские ортодоксы. Ведь все они окончили одни и те же (советские) вузы.

А вырваться из этих цепей не так-то просто. Все они (а в действительности большинство из нас) уверены, что получили хорошее образование, чем и продолжают до сих пор гордиться. Достижения в сфере космоса и атома являются неизменными, приводимыми ими доказательствами этого (хотя современная информация об истории их создания, проливает свет на значительное техническое копирование западных образцов и методов).

Так не хочется всем им видеть, что больше аргументов нет. По большому счету, ни одного. И если раньше, многие считали, что во всем виновата лишь система, то сейчас, по прошествии десятилетия, видно, что это не вся правда.

До сих пор гуляет басня о том, что запад восторгался советской системой образования, особенно после запуска космических спутников. Но не все знают продолжение этой истории. Да, он удивился, оглянулся, рассмотрел ее внимательно, а затем пошел дальше вперед своей дорогой.

Наша наука, ученые и инженера так ничего более и не предъявили миру. Свидетельства тотальной научно-технической отсталости, ежедневно, на улицах, в магазинах, на рабочих местах и в вузах, перед нашими глазами. И лишь там, где участвует иностранный капитал, знания и западные профессионалы, сразу виден результат.

Справедливость этих утверждений подтверждает путь, пройденный Тайванем, Индией, Китаем и многими другими странами (еще недавно научно и культурно отсталыми), взявшими за основу прогрессивную западную систему образования, как базовый элемент научно-технического прогресса страны и достигшие реального успеха.

Университеты (в том числе медицинские) этих стран занимают передовые позиции, они признаны во всем мире и для их выпускников открыты любые двери. Чего не скажешь о выпускниках даже киевских и московских вузов. Кто этому не верит, пожалуйста, проверьте сами. Исключения весьма редки, индивидуальны (на уровне научных сотрудников высокого уровня) и лишь в некоторых сферах.

Болонский фантом

“Украинское образование, модернизованное по стандартам Болонского процесса, может стать влиятельным игроком на международном образовательном рынке в кругу таких лидеров в этой сфере, как США, Великобритания и Австралия” заявлял Рыбачук, в прошлом отвечавший за евроинтеграционную политику.

Если даже такие продвинутые “европеисты” демонстрируют такое невежество, то, что можно сказать об остальной “элите”.

Куда только не кинешь взор: в отзывах преподавателей вузов, вплоть до профессоров, или на студенческих форумах, везде прочтешь скептические отзывы и высокомерные мудрствования о том, что Болонская система не оправдала их ожидания и надежды.

Полная некомпетентность, нежелание и боязнь посмотреть на себя в зеркало и сделать честные выводы, поражают. Так и хочется спросить – какие надежды и ожидания? Надежды безо всякого труда совершить качественный рывок в образовании?

Болонская хартия была принята, для того, чтобы унифицировать Европейское образовательное пространство. Для того чтобы всем понятно было содержание и объемы приобретаемых знаний, структура и сроки учебы. И не более!

Так, не любимая нашими студентами и преподавателями  кредитно-модульная система организация планирования и проведения занятий, лишь уравнивает содержание обучения и объем знаний по одному и тому же предмету, изучаемому студентами разных вузов, городов и стран.

Уверен, для того, чтобы присоединиться к Болонской хартии, Варшавскому, Пражскому, Будапештскому или Бухарестскому университетам потребовалось лишь провести 1-2 ректорских совещаний и потратить 1 мес. на изменения в учебных планах, а потом забыть об этой проблеме и о самой Болонской системе.

Потому что, Болонская система, это бюрократическая процедура, по-существу не влияющая значительно на качество образования.

А качество образования в этих вузах всегда было хорошее, потому что они были интегрированы в международный научный мир и в соц. период своего развития. Их дипломы признаны во всем мире. А хорошее владение их выпускниками иностранными языками, позволяет им легко интегрироваться и найти работу за границей.

Чего не скажешь о выпускниках наших вузов, миллионы которых работают в Европе далеко не по специальности.

Что же касается выпускников Каирского, Делийского, Манильского, Гонконгского … университетов, то сомневаюсь, что они вообще знают о существовании Болонской хартии. Ведь они имеют прекрасное образование по англо-американским стандартам, открывающее им дверь в любую западную страну.

Добро пожаловать в реальность

У нас же Болонская система превратилась в самоцель и стала единственной надеждой на улучшение качества образования.

Надежды ложной и иллюзорной, потому что Болонская система, это лишь фантом (муляж), который нуждается в наполнении качественным содержимым.

И это содержимое включает:

– высокую квалификацию преподавателей, обладающих современными знаниями, чего без владения иностранными языками невозможно и что на практике означает значительную смену кадрового состава вузов
– наличия новейшей учебной литературы, соответствующей мировым стандартам, которая, к сожалению, написана на иностранном языке и которую в достаточном объеме, перевести практически невозможно
– современное техническое оснащение учебно-методического процесса и его компьютеризацию
– высоких качественных требований к студенческому контингенту, из которого потом и сформируются современные профессионалы своего дела
– высокие культурные и взаимотребовательные (преподаватель – студент) стандарты учебного процесса
– введение английского, как второго учебного и научно-технического языка, без которого невозможно обладание современными мировыми знаниями
– участие в мировых интеграционных образовательных процессах, чтобы как в зеркале увидеть свое реальное отражение и пути, по которым нужно идти.

АКАДЕМИЯ НАУК, ЭТО САМАЯ ДОРОГАЯ БОГАДЕЛЬНЯ МИРА

Saturday, January 24th, 2009

longhi.jpg

 

Академическая наука

Вспоминаю, как в студенческие годы, накануне перестройки, в дискуссиях с товарищами, на мои констатации, очевидного уже тогда, факта нашего научного, технического и экономического отставания, некоторые собеседники доказывали мне обратное, приводя в пример традиционные космос, атом и то, что мне многое не ведомо.

Ну, о “космосе и атоме” уже говорено много. И, как и почему и во что это обошлось стране и народу… А вот про то, что “не ведомо”, так это в корне не верно. Ведомо всем и ежедневно об этом нам напоминают – по произведенной у нас одежде, бытовой технике, автомобилям  и т.д. Ведь это реальный результат научно-производственного уровня страны. И тогда, любой детально интересующийся состоянием прогресса в нашей стране, мог получить ответ в библиотеках. Сейчас, это стало намного проще с Интернетом и свободным обменом и перемещением.

Но даже сейчас мы продолжаем слышать старую заигранную пластинку, о каком-то соответствии нашей науки мировому уровню. Как и раньше, это безусловная ложь. Основной причиной, по которой это происходит, является корыстные интересы академического клана и стремление политиков поддержать иллюзию, что они правят действительно развитой страной.

Официально статус академии наук закреплен, как высшей научной государственной организации. Однако на деле она никогда не была организацией только “гигантов научной мысли”. Половина ее членов, даже в советские времена, были не ученые, а администраторы. И если сегодня даже в России, где остались все основные научные центры, академическая наука представлена сегодня жалкими остатками былой эпохи, то в Украине ее реально нет. Сегодня она представлена второразрядными учеными и административными чиновниками. Чего стоит приобретение звания члена президиума НАНУ известным проффесором.

Чуть ли не главной своей заслугой, наш 90! летний патриарх (Б.Патон) считает то, что Академии Наук удалось сохранить собственность и земли. Если в этом он понимает главное назначение академии, то он ошибается. Это уже не “осень патриарха”, а его перманентная зимняя спячка.

Реальностью же является то, что в Украине в ближайшие 10 лет не будет средств на большую науку, которая требует сотни миллионов долларов, на исследования. Это, если не принимать во внимание наличие носителей научных идей мирового масштаба.

А все деньги, которые выделяются на содержание Украинской Академии Наук, будут тратиться на обслуживание собственности и функционирование центральных и немалочисленных региональных научных центров и на содержание всего его аппарата. Говорить о производимой научной ценности всеми этими структурами, это тратить время, а доказывать, что-либо ссылаясь на “индекс цитируемости” персоналий, это означает вызвать полное недоумение у оцениваемого лица.

Во всех развитых странах мира академии наук, это скорее почетные организации, члены которой не получают никакой платы. И их роль заключается лишь в советах и координационных планах. Деньги же на конкретные научные исследования выдаются специальными фондами в виде грантов. И, чтобы их получить, нужно иметь веские аргументы и доказательства.

Реформа архаичной УАН давно уже перезрела и если для этого нужно откупиться от академиков, предоставив им в последний раз высокую пенсию, то на эту взятку нужно пойти. Потому что, это в тысячи раз меньше, чем бессмысленные и неэффективные сегодняшние траты. Но это также и снятие цепей с тех украинских ученых, кому есть, что сказать миру.

Академическая  медицина

Когда, в 19 веке, французская академия наук принимала в свои ряды медицину и ее представителей, то одним из аргументов был – ” ну пусть они посидят с нами, может чему-то и научаться”

Действительно, медицина не является точной наукой, поэтому 90% академикам от медицины сегодня стыдно вспомнить о своих научных работах, за которые они были приняты в академию. Ведь большинство из них не прошло проверку временем или была доказана научная ошибочность их трудов и малоэффективность предложенных методик.

Это отличает их от остальных членов академии, которые были приняты пусть и за незначительные научные работы в точных науках или с помощью бюрократических усилий.

Реальностью является факт, что 100% академиков от медицины в Украине, это не только не ученые мирового уровня, но и вообще не известные никому в мире ученые. Правдой является также то, что уровень и возможности институтов и клиник, где они работают, не соответствует даже уровню средней европейской университетской клиники.

Сегодняшняя академическая медицинская наука, это не просто обман страны и народа, это фантом. И нет никаких надежд на его воскрешение. Разве что, обратившись к алхимии, откуда медицина отчасти и вышла родом.

КРИК

Friday, January 2nd, 2009

edvard-munch-scream.jpg

Накануне Нового года я получил письмо от моей родственицы-врача, из России. Изменив имена и фамилии, я представляю вам выдержку из него:

“На 5 курсе у Лены преподавание совсем из рук вон плохо. На  цикле травматологии  одни перерывы, даже рентгенограмм не показывали. На гинекологии из всего цикла разобрали только фибромиомы. На эпидемиологии из 3-х часового занятия – 2 часа перерывы и так весь цикл. Гнать  таких преподавателей надо, но, к сожалению некому. У Надежды Семеновой, Катя на 5-курсе на финансово-экономическом, спросили преподавателя, что такое индекс Доу-Джонса, сказал, что объяснит потом. Спрашивали дважды, потом перестали. В Политехе у Светланы Михайловны сын учится, такая же картина и преподаватели настолько стары, что от них нет толка. Вместо занятий студенты читают свои рефераты, скачанные с интернета. Высшее образование таковым не является”.

Лучше, чем изобразил Edvard Munch в своей картине “Крик”, об этом не скажешь. Знаю, что положение в украинских вузах не отличается от российских. Самое трагичное, что власть имущие прекрасно осознают реальный уровень образования в отечественных вузах. Иначе они не отправляли бы своих детей в западные университеты.

Но нет надежды на то, чтобы они сказали правду, потому что, признав эту, за ней должна последовать другая…

Ложь – это единственное оружие отечественной посредственности от образования, науки и власти. Потому, что спасительней, для них, рассказывать басни о пользующихся большим спросом на западе наших специалистов, чем признать всем известный факт, что на одного специалиста, даже по компьютерным технологиям, из стран бывшего СССР,  там приходится 100 индийских или китайских. О врачах я уже не говорю, потому что их единицы.

Остается только возможность и необходимость донести, как можно большему числу молодежи и людям, имеющим стремление стать современными профессионалами, реальное положение с высшим образованием в наших странах.

И сохранившуюся у них возможность наверстать упущенное. Через головы маразмирующих отечественных профессоров и мумифицированных академиков самим взять знания из необъятных мировых кладовых. Это единственный шанс попасть в последний вагон, уходящего поезда “Прогресс”.

МЕДИЦИНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ или “МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ” TODAY

Sunday, March 16th, 2008

2.JPG

 В действительности, все проблемы образования универсальны и медицинские они, в данном случае, лишь по причине моего профессионального интереса и понимания того, что истоки всех проблем нашей медицины начинаются там.

Так, как я не вхожу в касту жрецов храма науки и образования – этих счастливчиков, кому удалось избежать каторги практической медицины, то все написанное, в случае несогласия, прошу считать записками дилетанта и завистника (но только в случае, если искренность проверят на детекторе лжи).

КАК СТАНОВЯТСЯ СТУДЕНТАМИ

Как и много лет назад по-разному, но еще более несправедливо и нечестно. Половина всех нынешних студентов – это принятые по контракту, хотя часть из них также заплатила взятки за поступление в некоторые вузы и на некоторые специальности. Остальная половина состоит из: детей профессорско-преподавательского состава и государственно-административного аппарата, принятых естественно не на конкурентной основе (список в соответствии с “табелем о рангах” составляется у ректоров заранее и он весьма длинный), выпускников, все еще неумерших наследниц подготовительных отделений (рудиментарная лазейка), заплативших взятку за поступление (в этом участвуют все уровни административно-преподавательского состава, имеющие хоть какой-то к этому доступ, вплоть до приглашаемых на время приема экзаменов преподавателей из периферии). Ну а что осталось – “добро пожаловать в наш вуз”.

Вывод – ни о какой доступности и бесплатности сегодняшнего образования, для абсолютного большинства, говорить не приходится. Защитники такого образования – это те, кто им пользуется и кормится с него.

Единственным выходом из сложившейся ситуации, считаю, может быть только введение 100% ПЛАТНОГО ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ, которое де факто уже есть у нас в стране для большинства желающих учиться. Тем, кто не имеет средств на образование, должны предоставляться долгосрочные кредиты. Вместе с публичными компьютеризованными тестовыми экзаменами (уж лучше пусть ошибется машина, чем полностью скомпрометировавшие себя экзаменаторы), всеобщее платное (пусть даже, на начальном этапе, частично дотируемое, если оно очень дорогостоящее) образование должно помочь покончить с коррупцией в системе образования, повысить конкуренцию среди самих вузов и восстановить принципы справедливости и равенства – важнейшие для первых шагов в самостоятельную жизнь нашей молодежи.

КАК СТАНОВЯТСЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЯМИ

Они делаются, безусловно, из того же материала, что и студенты. А еще точнее, подавляющее большинство из них, из той части студентов, которая является – детьми профессорско-преподавательского состава и неких других могущественных элит, общественных активистов (а в мое время, еще и комсомольских), а также редких вкраплений простонародья.

Среди этой категории, за редким исключением, никто в процессе учебы не блистал талантом и не проявлял способности к науке и творчеству, однако к концу учебы все они обзавелись бумагами, подтверждающими их ценность для alma mater. В то же время, молодые таланты, на протяжении всей учебы светившие на небосклоне студенческой научной жизни, получив найкраснейшие дипломы и кучу различных грамот за научные и творческие достижения, по завершению учебы были направлены на периферию, где очень быстро погасла их звезда.

Вполне возможно, под родительским крылом (даже если чадо вело весьма разгульную жизнь в студенческие годы), сделать неплохого врача или преподавателя. Но в одном уверен – светить он никогда не будет.

Неконкурентная, непрозрачная комплектация, семейственность – это одна из причин тотальной научной серости наших кафедр.

КАК НАС УЧАТ

Длительная научная изоляция привела к отсталости нашей науки и стала выгодна нашим “корифеям” для сохранения своего статуса. Даже сейчас, в эпоху Интернета и относительной доступности научной литературы, они заявляют о своем соответствии, каким-то, только им ведомым, мировым стандартам. Это уже диагноз, без всяких шансов на благоприятный прогноз. Хотя нет, одно средство только и осталось – заслуженная пенсия.

Отсталая учебная литература и учебно-техническая база, почти нулевая компьютеризация учебного процесса и низкий профессиональный уровень самих преподавателей не позволяют всерьез обсуждать вопрос о возможности получения хорошего образования в таких условиях.

Особым пунктом стоит незнание английского языка профессорско-преподавательским составом (не говоря уже о студентах). В настоящее время это является одним из краеугольных камней на которых зиждется наша отсталость.

Незнание иностранного языка специалистом – это все равно, что страдать научной слепотой и глухотой. И нет шанса на прозрение.

Из практики знаю, все кто освоил иностранный язык (в профессиональном применении) – изменили представление о себе и своих целях в жизни.

В развивающихся странах сейчас проходит кампания – “каждому ребенку 100$ ноутбук”. Необходима она и Украине – каждому преподавателю и студенту, хотя бы такой же.

Внутривузовская сеть с выходом в Интернет, регулярно обновляемые сайты кафедр с учебным материалом (что есть реальностью на западе и что не дорого сделать у нас) могли бы помочь дать студентам доступ к современным знаниям.

90% всех научных работ, выполняемых на наших кафедрах, можно смело выбросить в мусорный ящик и наука от этого не пострадает. Это одно из следствий нашей исторической научной замкнутости, которую так оберегают наши научные светила.

К концу завершения учебы уровень теоретических знаний и практических навыков студентов низкий, что подтверждается регулярно различными инспекционными комиссиями. Но никто не слышал ни об одном уволенном заведующем кафедрой, ни об одном закрытом вузе (число которых более, чем избыточно).

Процветает коррупция во время учебы. Хотя, по правде, особо никто и не вымогает – сами балбесы студенты с удовольствием откупаются от экзаменов. И их не жаль… Сочувствовать нужно будущим их пациентам.

Наша система образования не вписывается ни в какие общепринятые в мире стандарты. Чего стоит только первичная специализация студентов, которая фактически начинается на 6-м курсе. Везде в мире, даже интернатура у всех врачей одинаковая, а специализация начинается только по ее завершению.

Все, кто работал за границей знает, что любой врач-специалист там обладает большими познаниями во всех сферах медицины (хотя нас заверяют об обратном), что безусловно способствует повышению его лечебно-диагностических возможностей.

Главной причиной такого правила специализации у нас, считаю, заинтересованность вузов во влиянии на выбор специальности и распределение студентов. А то, как же без такого порядка вещей пристроишь своих и прочих нужных чад. Каждый выпускник вуза знает, какие мерзкие времена наступают в вузе при распределении.

Завершающим этапом формирования способного к самостоятельной работе врача является интернатура, которая во всем мире проводится только в учебных госпиталях, что соответствует нашим крупным клиническим центрам. Так интернатура, проведенная не в тичинг госпитале, в Великобритании и США и многих других странах, просто не признается.

Каким высоким стандартам могут научиться наши интерны в периферийных больницах?

Уже обыденным стало то, что врачи хирургического профиля заканчивают интернатуру, не сделав ни одной операции. А то, как же – сотрудники кафедр и заведущие отделений тоже хотят жить. Думаю, что если бы пару таких кафедр во главе с профессорами, по результатам констатации таких фактов, отправили на досрочную пенсию, то ситуация начала бы меняться.

Сейчас слышно, как руководители вузов требуют еще большей автономии и прав. Это примерно то же самое, что поставить слепца в капитанскую рубку. Ну что же, так и будем продолжать дрейф на нашем Титанике?

Впервые опубликована на http://h.ua/story/88788/

ОБРАЗОВАНИЕ. “ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ”

Tuesday, January 29th, 2008

knowledge.jpg

 


“Посеешь закрытость – пожнешь отсталость”.  Дэн Сяо Пин

Мы страна непрофессионалов. Во всем. И если кто-то сомневается, пусть сравнит свой уровень и результат работы с тем, что существует на западе и все станет на свои места. Проблема, что большинство не могут этого сделать,  хотя бы по простой причине – не знанию языка  и соответственно уровня и это также проблема, переходящая в первую.

ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

Все страны длительное время жившие в политической, культурной и экономической  изоляции проснувшись от спячки, сразу же ощущали и понимали степень своей отсталости. Будь то Петровская Россия, Императорская Япония, постмаоистский Китай или десятки других больших и малых стран. Все они обращали свой взор к более передовым, развитым странам с целью перенять их знания и опыт.

И первым шагом в этом, была массовая отправка своей молодежи на учебу в эти страны, чтобы, пока не создана или реформирована своя система образования, выиграть время и наверстать упущенное.

Правдой жизни является также то, что значительная часть из них не возвращается. Так почти все посланные Петром I на учебу не вернулись, и тогда он стал приглашать “немцев” к себе. Но все равно, несмотря на эту проблему, все страны продолжают посылать молодежь на обучение, так, для примера, сейчас в США учатся десятки тысяч китайских студентов, и результат мы все видим на лицо.

Однако, только посылкой молодежи на обучение за границу радикальных перемен в своей стране не сделаешь. И поэтому для   любой страны на повестку дня становится развитие и выбор своей системы образования.

И медицинское образование здесь не исключение.

ЗНАНИЯ – СИЛА

Развиваясь почти столетие в условиях культурной и научной изоляции, мы превратились в мировых изгоев и даже еще недавно отсталые нации превзошли нас в качестве и уровне образования и, следовательно, в уровне подготовки специалистов.

Однако, достигли таких успехов они не только по тому, что у них повысился общий социально – экономический, культурный и научный  уровень, а вследствие правильного выбора желаемых стандартов образования и пути достижения этого.

Реальностью является то, что самыми высокими стандартами во всем, в том числе и в образовании располагают страны с самым высоким социально – экономическим уровнем, то есть богатые, а еще точнее западные страны, среди которых безусловные лидеры США, Великобритания, Франция, Германия.

И по причине превосходящих возможностей Америки и ее доминирования во всем, широкой распространенности английского языка, а также большой помощи, которую США оказывает в распространении своей системы образования, она стала для всего мира универсальной.

Сразу хочу ответить тем, кто видит в этом политическую заангажированность и кто указывает на Москву, как на возможный образец для подражания. Мы там уже были и результат на лицо. Кроме того, российское образование и  медицинская наука точно в таком же плачевном положении, а относительно высокий уровень ее в Москве (и только в Москве), объясняется гораздо большими здесь возможностями по внедрению знаний, достижений и технологий запада.

Что было и раньше, если серьезно оценить любого советского академика от медицины и его научную школу, то можно всегда найти такой же аналог за границей, но датой пораньше. Например, известный академик Чазов,  сделавший многое для развития кардиологической службы, но которого даже советские ученые называли “самый большой повторяло в мире”.

Страны, которые взяли и внедрили у себя западные стандарты образования в медицине, а многие просто открыв у себя, по сути, клоны учебных заведений (как, например,  Каирский, Бейрутский американский университеты и т.д.) добились быстрых и впечатляющих успехов. Их выпускники имеют не только признаваемые в США и Великобритании дипломы, но и реально хорошие знания, и практические навыки.

Наши врачи не в состоянии конкурировать даже с врачами из развивающихся стран, получившими образование по западным стандартам.

Специалист, проработавший длительное время в их окружении, естественно способный к самокритическому анализу, знает, что на их фоне мы, врачи советской школы, чувствуем себя и смотримся не с лучшей стороны.


“МЫ ВСЕ УЧИЛИСЬ ПОНЕМНОГУ, ЧЕМУ – НИБУДЬ И КАК -НИБУДЬ”

Профессора и преподаватели наших вузов заверяют своих студентов в том, что дают знания, соответствующие мировым стандартам. И только слабая техническая база не дает возможности их проявить. Сразу скажу – это обман, который базируется чаще всего на их собственном не знании современного мирового уровня, а также заинтересованности в поддержании своего статуса и значимости своих научных работ.

Самым главным отличием доставшейся нам в наследие медицинской науки и образования от западной является субъективизм, вследствие недостоверности  методик, оценок, критериев, выводов, отсталого технического оснащения, и, как следствие знаний, в общем, того, что сейчас называется доказательной медициной.

Любой специалист, начавший читать западную литературу, которая является преимущественно англо – американской, назад к отечественной уже никогда не вернется, таков разрыв в качестве знаний.

Возникает вопрос – как же получить эту информацию. Немыслимо перевести и издать море этой литературы, да и никаких средств на это не хватит.  И ни одна страна, даже вполне успешная, этого не делает.

АНГЛИЙСКИЙ – ЯЗЫК ПРОГРЕССА

Признавая, что большая наука делается на английском языке,
во всем мире нормой является  его знание и использование в своей профессиональной деятельности.

Скандинавия, Голландия, Корея, Тайвань, Юго – Восточная Азия, Ближний Восток, Африка, Латинская Америка – это страны, где английский язык, по сути, стал языком знаний и профессионального общения.

В других странах, включая западно и восточно – европейские, практически нет специалиста, не знающего английский язык.

Я бы сказал радикально – будущее наших реформ, повышения материального, культурного, научного уровня напрямую зависит от овладением английским языком, как языка прогресса и современных знаний.

Вынужден остановиться на системе обучения английского языка. Изучая все школьные и университетские годы, никто из нас им не владеет. Штудируя все время грамматику, у нас никто не может понимать разговорную речь и говорить. Почему, например, румынские врачи и медсестры все хорошо говорят на английском,  при этом, не имея, какой то специальной подготовки. Значит, можно учить его на обычных занятиях в школах и колледжах. Так может нужно поехать и посмотреть, как это делается, а не продолжать в том же духе как это делали 100 лет назад, истязая учеников и студентов древнегреческим и латинским языками.

Со своего опыта лишь отмечу, что учить язык никогда не поздно, кроме того, говорить и читать на иностранном языке это две большие разницы. Любой после нескольких месяцев  чтения будет без труда понимать и усваивать информацию.

ИНТЕРНЕТ – ИСТОЧНИК ЗНАНИЙ

Знания это сейчас дорогое удовольствие и нет никакой надежды, что в ближайшее время наши специалисты смогут позволить себе покупать научную литературу ценой
100 – 200$.

Однако в настоящее время существует более чем достаточно открытых источников в интернете со свободным доступом, которые предоставляют первоклассную информацию, конечно же, не на украинском или русском языке.

Любой специалист может найти необходимые ему сведения по интересующему вопросу, если не с помощью специализированных поисковых систем то, хотя бы, используя Google Scholar

Особо незаменим Интернет в последипломном обучении. Нынешняя система курсов усовершенствования, которой в таком виде нет ни в одной стране мира, давно изжила себя.
Вместо того, что бы держать многочисленные кафедры (по моему, курсы и существуют только, чтобы их содержать) достаточно иметь специализированные сайты с постоянно обновляемым материалом.

БУДУЩЕЕ РЕФОРМ

Остается весьма слабая надежда на реформы в области образования. Создается впечатление, что сменяющие друг друга министры и их “команды”  выросшие в старой системе просто не знают и не понимают реального положения дел и проблем, возникших перед страной, вернее, меряют его своей собственной шкалой оценок, не в состоянии осознать насколько мы отстали от остального мира.

А возможно и осознав, понимая свою неспособность принять вызов времени, имитируют кипучую деятельность по ремонту вконец обветшавшей конструкции.

Обрекая страну, сотни тысяч студентов и специалистов быть на задворках мирового прогресса. Предоставляя им лишь один выход из существующей ситуации – самообразование либо малодоступное зарубежное обучение.

Впервые опубликовано на    http://h.ua/story/78551/