Archive for March, 2008

МЕДИЦИНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ или “МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ” TODAY

Sunday, March 16th, 2008

2.JPG

 В действительности, все проблемы образования универсальны и медицинские они, в данном случае, лишь по причине моего профессионального интереса и понимания того, что истоки всех проблем нашей медицины начинаются там.

Так, как я не вхожу в касту жрецов храма науки и образования – этих счастливчиков, кому удалось избежать каторги практической медицины, то все написанное, в случае несогласия, прошу считать записками дилетанта и завистника (но только в случае, если искренность проверят на детекторе лжи).

КАК СТАНОВЯТСЯ СТУДЕНТАМИ

Как и много лет назад по-разному, но еще более несправедливо и нечестно. Половина всех нынешних студентов – это принятые по контракту, хотя часть из них также заплатила взятки за поступление в некоторые вузы и на некоторые специальности. Остальная половина состоит из: детей профессорско-преподавательского состава и государственно-административного аппарата, принятых естественно не на конкурентной основе (список в соответствии с “табелем о рангах” составляется у ректоров заранее и он весьма длинный), выпускников, все еще неумерших наследниц подготовительных отделений (рудиментарная лазейка), заплативших взятку за поступление (в этом участвуют все уровни административно-преподавательского состава, имеющие хоть какой-то к этому доступ, вплоть до приглашаемых на время приема экзаменов преподавателей из периферии). Ну а что осталось – “добро пожаловать в наш вуз”.

Вывод – ни о какой доступности и бесплатности сегодняшнего образования, для абсолютного большинства, говорить не приходится. Защитники такого образования – это те, кто им пользуется и кормится с него.

Единственным выходом из сложившейся ситуации, считаю, может быть только введение 100% ПЛАТНОГО ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ, которое де факто уже есть у нас в стране для большинства желающих учиться. Тем, кто не имеет средств на образование, должны предоставляться долгосрочные кредиты. Вместе с публичными компьютеризованными тестовыми экзаменами (уж лучше пусть ошибется машина, чем полностью скомпрометировавшие себя экзаменаторы), всеобщее платное (пусть даже, на начальном этапе, частично дотируемое, если оно очень дорогостоящее) образование должно помочь покончить с коррупцией в системе образования, повысить конкуренцию среди самих вузов и восстановить принципы справедливости и равенства – важнейшие для первых шагов в самостоятельную жизнь нашей молодежи.

КАК СТАНОВЯТСЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЯМИ

Они делаются, безусловно, из того же материала, что и студенты. А еще точнее, подавляющее большинство из них, из той части студентов, которая является – детьми профессорско-преподавательского состава и неких других могущественных элит, общественных активистов (а в мое время, еще и комсомольских), а также редких вкраплений простонародья.

Среди этой категории, за редким исключением, никто в процессе учебы не блистал талантом и не проявлял способности к науке и творчеству, однако к концу учебы все они обзавелись бумагами, подтверждающими их ценность для alma mater. В то же время, молодые таланты, на протяжении всей учебы светившие на небосклоне студенческой научной жизни, получив найкраснейшие дипломы и кучу различных грамот за научные и творческие достижения, по завершению учебы были направлены на периферию, где очень быстро погасла их звезда.

Вполне возможно, под родительским крылом (даже если чадо вело весьма разгульную жизнь в студенческие годы), сделать неплохого врача или преподавателя. Но в одном уверен – светить он никогда не будет.

Неконкурентная, непрозрачная комплектация, семейственность – это одна из причин тотальной научной серости наших кафедр.

КАК НАС УЧАТ

Длительная научная изоляция привела к отсталости нашей науки и стала выгодна нашим “корифеям” для сохранения своего статуса. Даже сейчас, в эпоху Интернета и относительной доступности научной литературы, они заявляют о своем соответствии, каким-то, только им ведомым, мировым стандартам. Это уже диагноз, без всяких шансов на благоприятный прогноз. Хотя нет, одно средство только и осталось – заслуженная пенсия.

Отсталая учебная литература и учебно-техническая база, почти нулевая компьютеризация учебного процесса и низкий профессиональный уровень самих преподавателей не позволяют всерьез обсуждать вопрос о возможности получения хорошего образования в таких условиях.

Особым пунктом стоит незнание английского языка профессорско-преподавательским составом (не говоря уже о студентах). В настоящее время это является одним из краеугольных камней на которых зиждется наша отсталость.

Незнание иностранного языка специалистом – это все равно, что страдать научной слепотой и глухотой. И нет шанса на прозрение.

Из практики знаю, все кто освоил иностранный язык (в профессиональном применении) – изменили представление о себе и своих целях в жизни.

В развивающихся странах сейчас проходит кампания – “каждому ребенку 100$ ноутбук”. Необходима она и Украине – каждому преподавателю и студенту, хотя бы такой же.

Внутривузовская сеть с выходом в Интернет, регулярно обновляемые сайты кафедр с учебным материалом (что есть реальностью на западе и что не дорого сделать у нас) могли бы помочь дать студентам доступ к современным знаниям.

90% всех научных работ, выполняемых на наших кафедрах, можно смело выбросить в мусорный ящик и наука от этого не пострадает. Это одно из следствий нашей исторической научной замкнутости, которую так оберегают наши научные светила.

К концу завершения учебы уровень теоретических знаний и практических навыков студентов низкий, что подтверждается регулярно различными инспекционными комиссиями. Но никто не слышал ни об одном уволенном заведующем кафедрой, ни об одном закрытом вузе (число которых более, чем избыточно).

Процветает коррупция во время учебы. Хотя, по правде, особо никто и не вымогает – сами балбесы студенты с удовольствием откупаются от экзаменов. И их не жаль… Сочувствовать нужно будущим их пациентам.

Наша система образования не вписывается ни в какие общепринятые в мире стандарты. Чего стоит только первичная специализация студентов, которая фактически начинается на 6-м курсе. Везде в мире, даже интернатура у всех врачей одинаковая, а специализация начинается только по ее завершению.

Все, кто работал за границей знает, что любой врач-специалист там обладает большими познаниями во всех сферах медицины (хотя нас заверяют об обратном), что безусловно способствует повышению его лечебно-диагностических возможностей.

Главной причиной такого правила специализации у нас, считаю, заинтересованность вузов во влиянии на выбор специальности и распределение студентов. А то, как же без такого порядка вещей пристроишь своих и прочих нужных чад. Каждый выпускник вуза знает, какие мерзкие времена наступают в вузе при распределении.

Завершающим этапом формирования способного к самостоятельной работе врача является интернатура, которая во всем мире проводится только в учебных госпиталях, что соответствует нашим крупным клиническим центрам. Так интернатура, проведенная не в тичинг госпитале, в Великобритании и США и многих других странах, просто не признается.

Каким высоким стандартам могут научиться наши интерны в периферийных больницах?

Уже обыденным стало то, что врачи хирургического профиля заканчивают интернатуру, не сделав ни одной операции. А то, как же – сотрудники кафедр и заведущие отделений тоже хотят жить. Думаю, что если бы пару таких кафедр во главе с профессорами, по результатам констатации таких фактов, отправили на досрочную пенсию, то ситуация начала бы меняться.

Сейчас слышно, как руководители вузов требуют еще большей автономии и прав. Это примерно то же самое, что поставить слепца в капитанскую рубку. Ну что же, так и будем продолжать дрейф на нашем Титанике?

Впервые опубликована на http://h.ua/story/88788/

УКРАИНСКАЯ СИСТЕМА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ. ПЕРСПЕКТИВЫ.

Sunday, March 9th, 2008

doctor-standing-on-giant-brass-scales.jpg

Системы здравоохранения в мире

Система здравоохранения отличается в различных странах и зависит от исторических, географических, политических и культурных факторов.

Так, в Великобритании имеется центрально планируемая служба здравоохранения с делегированием некоторых полномочий регионам и районам, финансируется она из налогов населения. Медицинская помощь общедоступная и бесплатная. Основу службы составляют врачи общей практики и госпитали. Местные власти заключают контракт с врачами общей практики и заработная плата их зависит от объема работы и количества обслуживаемого населения. Схожая система здравоохранения существует в Австралии, Канаде, Новой Зеландии и Скандинавских странах, но с меньшей централизацией.

В Америке медицинская помощь является частью системы свободного предпринимательства, хотя федеральные фонды и фонды штатов сейчас вносят почти половину взносов.

Медицинская помощь является платной, с оплатой напрямую пациентом или через страховые фонды, а также через фонды Мэдикее для пожилых или Мэдикейд для бедных.

Первичная помощь обеспечивается как семейными врачами, так и врачами специалистами, а также общественными больницами через отделение неотложной помощи – Emergency.

В развивающихся странах, ограниченных в финансовых возможностях, но стремящихся внедрить западный стиль здравоохранения, медицинская служба базируется на развитии крупных госпиталей, ориентированных на интенсивное лечении больных. Однако, обеспечивая часто сложную медицинскую помощь для меньшинства городского населения, такая система игнорирует потребности большинства малообеспеченных и живущих в сельской местности.

В Украине, как и в странах бывшего Советского Союза и некоторых других, медицинская помощь обеспечивается через поликлиники (первичная помощь) врачами первичной звена – терапевтами, педиатрами и врачами специалистами, а также в больницах (вторичная помощь) городского, районного и областного уровня. Первичную медицинскую помощь в сельских районах обеспечивают врачи сельских врачебных амбулаторий и фельдшера фельдшерско-акушерских пунктов.

Первичная служба здравоохранения – необходима при любой системе здравоохранения. Врач общей практике или семейный доктор, как и терапевт или педиатр – названия, применяемые в ветви медицины, ответственной за первичную службу здравоохранения, которая и оказывает медицинскую помощь до 90% обращающимся за ней (при том, что на финансирование ее тратится 10% финансовых средств, выделенных здравоохранению).

Не существует в мире идеальной системы здравоохранения, как и идеальной первичной службы здравоохранения. Ни одна страна не богата настолько, чтобы обеспечить своих граждан всем, чем владеет современный уровень медицины. И выбор должен основываться, исходя из социально-экономического положения в стране, уровня медицинского образования и квалификации врачей, а также ментальности населения и культурных факторах и быть рациональным и здравым, с эффективным использованием имеющихся ресурсов.

Перспективы украинской первичной службы здравоохранения

Идея трансформировать нашу первичную службу здравоохранения в систему семейной медицины возникла у нашего медицинского руководства, а с их подачи и государственного, в эпоху перестройки, когда начался бюрократическо-государственный туризм в западные страны и они, с широко открытыми глазами и руками, начали поглощать плоды западной цивилизации (что продолжается и до сих пор).

И хотя реальности жизни не позволяют уже более 10 лет реализовать эту идею, она не покидает их.

Так что же это за система, и каковы последствия ее внедрения у нас в стране?

Сразу определимся, что будем брать пример с развитых западных стран, ибо та модель врача общей практики, которая существует в развивающихся и даже некоторых развитых странах, и которую я знаю из личной практики, неприемлема. Даже, принимая во внимание, что качество подготовки и профессионализм врачей общей практики в этих странах выше, чем у нас, это не сказывается на состоянии здоровья населения, вследствие отсутствия целостности системы здравоохранения, его профилактической направленности и главного принципа лечебной работы – по обращению.

В развитых странах, где институт врача общей практики имеет глубокие исторические корни, всегда основывался на материальном интересе врача, а методы работы и его оснащение шлифовались столетиями, плюс высокий уровень медицинского образования – позволяет взять его как пример для подражания.

Но… Гладко было на бумаге… В реальности же ситуация напоминает известную английскую поговорку про ухоженные английские газоны…

Слепо переносить в наши условия систему первичной медицинской помощи, основанную на работе врача общей практике – это означает заведомо дискредитировать ее. Ибо в действительности это будет означать, просто децентрализацию наших поликлиник, итак слабо оснащенных, с неудовлетворительно подготовленными врачами, затруднительный доступ к врачам специалистам и еще большую бюрократизацию медицинской помощи.

Во всяком случае, результаты подобных реформ в восточно-европейских странах весьма противоречивы, а реакция населения часто негативна. И ожидать от реформы скорого улучшения медицинского обслуживания населения (ради чего она и проводится) не приходится.

Другим планируемым нововведением является система страховой медицины. Оно также противоречиво.

Недостатком этой системы является огромный бюрократический аппарат, контролирующий сбор и расходование страховых взносов,

из-за чего ее называют системой здравоохранения богатых стран. Расходование значительных средств здравоохранения на содержание этого аппарата, а также скудость источников финансирования являются главными недостатками этой системы.

В тоже время, важным преимуществом ее является справедливость распределения средств здравоохранения, которые формируются из налогов всех граждан. В настоящее время (как и ранее) медицинская помощь – несправедливая, неравная и необщедоступная.

В самом деле – некоторые имеют доступ одновременно к государственной и ведомственной медицине, одни лечатся в высокооснащенных больницах другие в бедных, получая медицинскую помощь разного качества. Но ведь все платили налоги в равной степени и естественно должны иметь возможность получать качественную медицинскую помощь.

Более того, многие больные, поддерживая и следя за своим здоровьем, при появлении серьезных проблем, требующих значительных средств, как например операции на сердце, сосудах, онкологическое лечение, которое больницы не в состоянии обеспечить из-за ограниченности финансовых возможностей (здесь речь не идет о коррупционной составляющей) не имеют возможность получить медицинскую помощь. Но тогда возникает вопрос – за что они платили налоги, если в жизненно важный для них момент они не могут использовать даже малую их часть?

Реформы, безусловно, нужны. Но проводить их нужно здраво и рационально.

В самом деле, если семейный врач уже давно реальность в сельской местности, и перспектива развития этой службы должна заключаться в повышении его квалификации, улучшении оснащенности и стимулах, что бы привлечь его туда, то совсем иное положение в городах.

Поликлиника – это привычное для населения место для обращения за первичной медицинской помощью и, как я считаю, вовсе неплохое (теоретически). Ведь действительно, больной придя в поликлинику, может всегда застать врача, пусть даже и не своего участка (что не всегда бывает у семейного врача, который может просто уехать на вызов), получить консультацию любого специалиста и быть на достаточно неплохом уровне обследован.

И это все в одном здании и за несколько часов! Но в реальной жизни все несколько иначе… Недостаточная квалификация и коммуникабельные качества врачей, низкая техническая оснащенность, бюрократический стиль работы – это реальности любой поликлиники.

Так вот, что должно быть объектом реформ! И никакой семейный врач (выращенный теми же консервативными и отсталыми вузами) это положение не улучшит! Реформа всех этапов медицинского образования, реальное право выбора врача, контрактный принцип его работы – это те меры, которые вместе с экономическими стимулами и ответственностью должны изменить нынешнее положение.

Важным аргументом в пользу поликлиник, является необходимость концентрации медицинской техники в одном месте и ее эффективное использование, в связи с ограниченностью финансирования. Ведь современное лицо медицины и ее революционные диагностические возможности – это эндоскопическая, ультразвуковая, рентгенологическая, компьютерная и лабораторная диагностическая аппаратура. И чем она дороже, тем выше ее возможности.

Но, если все же будет принято решение о введение ”семейной медицины”, то желательно бы провести эксперимент в какой либо области Украины, с тем, чтобы оценить реальные последствия его на состояние здоровья и качество медицинского обслуживания населения. Хотя я убежден, что реально это возможно только при улучшении экономической ситуации в стране и проведенной рефоры медицинского образования.

Страховая медицина – это важный элемент социальной справедливости в оказании медицинской помощи. Если вы посмотрите на приверженцев сегодняшней “бесплатной” медицины, то в первых рядах вы увидите политическую, государственную и экономическую бюрократию, которая и пользуется этим благом.

Остальные не получают, принадлежащей им по праву, того объема бесплатной помощи, соответствующей тому, что они вложили в виде своих налогов, даже понимая, что значительная часть идет на помощь социально незащищенным слоям населения. Формы, через которые бюрократия и даже представители бизнеса получают лучшее по качеству и реально бесплатное медицинское обслуживание разнообразны: начиная от широко распространенного телефонного права, когда главный врач (такой же бюрократ) дает команду обеспечить нужного человека всем бесплатно и вне очереди (что приводит к отсутствию всего необходимого для действительно критически нуждающихся), до направления за государственный счет на дорогостоящие методы обследования и лечения, вплоть до направления на лечение заграницу.

Как внедрить систему страховой медицины без значительных бюрократических затрат – это и должно стать предметом обсуждения и изучения опыта других стран. Не думаю, что это непосильная задача.

Главное, чего не должно быть – закрытости в принятии решений нашими профессиональными медицинскими бюрократами с вечно вчерашним мышлением.

Впервые опубликовано  http://h.ua/story/87779/