Archive for June, 2009

ПОСЛЕДИПЛОМНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ – хуже некуда

Saturday, June 20th, 2009

of-what-ill-will-he-die.jpg

С дипломом, но без знаний

Получением диплома, по окончанию вуза, завершается первичное образование врача. Если вы почитаете многочисленные иностранные (например, англоязычные) форумы студентов медицинских вузов, то услышите отчаянный крик о тяжелой и интенсивной учебе и экзаменационном прессинге. У окончивших вузы вы не услышите радостных воспоминания о прекрасной студенческой жизни.

В отличие от наших студентов, для которых студенческая жизнь продолжает оставаться веселым времяпровождением (хотя  многим из них и стало  жить трудней из-за финансовых проблем, в связи с чем гораздо большее, чем ранее, студентов вынуждено подрабатывать).

Учебные требования и качество приобретенных знаний остаются на крайне низком уровне. Обусловлено это многими факторами: отношением самих студентов, низкими вузовскими требованиями на протяжении всей учебы, непрофессионализмом преподавателей и высокой степенью их коррумпированности, архаичной учебно-методической базой, отсталостью отечественной медицинской науки.

В решающей степени качество сегодняшнего выпускника – молодого доктора зависит от субъективных факторов – его личной целеустремленности и тому, как повезет с преподавателями и учебно-клиническими базами. Что немыслимо в вузах цивилизованных стран и развивающих странах, где учебный процесс протекает по западным стандартам. И нет шанса окончить вуз, не соответствуя определенным стандартам.

Подтверждением моих слов являются многочисленные сообщения на зарубежных форумах об иностранных студентах, обучавшихся в Украине и России. Например, Малазийском, где читаешь возмущения по поводу низкого уровня предоставляемых знаний, отсутствие у выпускников-врачей современных знаний и практических навыков (даже элементарных).

Отечественные принципы и этапы постдипломного образования

Структура нашего постдипломного образования не вписывается ни в какие международные стандарты. И даже не касаясь качества этого образования, у наших специалистов работающих за рубежом, нет шанса доказать даже формально свою высокую квалификацию.

После окончания зарубежного вуза все врачи проходят годичную интернатуру получая при этом базовое разностороннее минимальное образование, позволяющее им приступать к самостоятельной практике. Это предоставляет ему весьма ограниченные возможности в выборе места работы и, безусловно, ни о какой специализации не может быть и речи.

В отличие от нашего образования, при котором врач, не имеющий никаких широких базовых самостоятельных практических навыков получает специализацию во время прохождения интернатуры.

Специализацию у нас можно получить и в ординатуре. Однако получив профессиональную специализацию по ее окончании, врач не получает реальной международной квалификации: врач-специалист, что в реальности отражает уровень этого образования.

Специализация-резидентура по различным областям медицины для врачей длиться во всем мире 4-5 лет. В ходе интенсивной учебы и практической деятельности он получает высокий уровень квалификации. Врач специалист готов к абсолютно автономной работе на современном уровне в своей специальности, а также владеет всеми практическими или оперативными навыками. Его клинический уровень, в большинстве случаев, выше, чем у наших сотрудников кафедр.

Для примера я приведу, например, специальность врача кардиолога. Получая у нас в течение интернатуры  эту специальность врач становиться, по-сути, узким терапевтом, который в будущем будет вести прием больных кардиологического профиля и вести отчетность. Получая же за рубежом в течение 4-5 лет свое образование, кардиолог овладевает не только практикой ведения на современном уровне кардиологических пациентов, но и всеми инвазивными диагностическими и лечебными методами, применяемыми в кардиологии, а также эхокардиографией и другими диагностическими методами.

Что касается дальнейшего постдипломного образования (аттестационные и другие курсы) врачей любой специальности, то оно не выдерживает ни какой критики. Месячные формальные курсы со “сдачей” аттестационных экзаменов это глумление над здравым смыслом и справедливостью. За рубежом врачи также периодически проходят различные курсы, однако они направлены на овладевание новыми методиками и лечебными возможностями, а также направлены на расширение своих клинических знаний в смежных специальностях.

Постдипломная эпопея

Интернатура

Безусловно, можно сказать, что сроки специализации в интернатуре (если признать неизбежностью факт специализации во время прохождения интернатуры) не достаточны. Однако, на мой взгляд, не это является главной причиной низкого уровня приобретаемых врачебных знаний, потому что установи в наших условиях более протяженный период обучения (что и было одно время) – результат был бы тот же.

Воистину, драматичная картина разворачивается, если рассмотреть теоретический и практический уровень, который получают наши врачи в ходе своего обучения в интернатуре.

Проходя ее, молодые врачи часть учебного времени проводят на своих профильных клинических базах, а часть в больницах, часто периферийных и весьма архаичных.
На клинических базах их учеба мало чем отличается от студенческих лет не только в овладении теоретическими знаниями, но и в приобретении практических врачебных навыков.

Понятно, что для врачей хирургического профиля (хирурги, акушеры-гинекологи, ЛОР, окулисты), это имеет катастрофические последствия, несмотря на то, что у них интернатура длиться 2 года. Можно констатировать всеобщий факт их неподготовленности. Если интерны не дети сотрудников кафедр или иные “блатные” лица, то овладеть профессиональными оперативными навыками им во время интернатуры не удастся.

Связано это с тем, что всюду профессора и остальные сотрудники кафедр, рассматривают свою клиническую базу не как учебный центр для молодых врачей, а как кормушку для своего обогащения, не подпуская, тем самым, интернов к операциям.

В отличие от нашей системы, за границей интернатуру (а под этим в основном подразумевается получение всеми! врачами подготовки по общей практике), как правило, проходят в течение 1 года и она проходит в учебных госпиталях. Тичинг госпиталь представляет собой крупную многопрофильную  больницу, связанную с университетом в которой подготовка врача к самостоятельной практике является его главной задачей.

Как врач, работавший за границей и работавший вместе с интернами и молодыми врачами, могу сказать, что разница в качестве подготовки врача-интерна значительно отличается, сравнивая с нашей. Молодые врачи общей практики имеют лучшую подготовку по терапии и смежным специальностям терапевтического профиля, педиатрии, а также в области хирургии и акушерства-гинекологии. Они способны также выполнять малые хирургические вмешательства.

Наши интерны также, считается, что получают подобную подготовку, но в реальности практически все выполняют это формально. Руководители их подготовки с удовольствием подписывают все бумаги, доказывающие овладение ими практических навыков, закрывая глаза на почти всеобщую фальсификацию этого.

Ординатура

Задачами ординатуры являются – специализация врача, в какой либо отрасли медицины после окончания вуза (!) или повышение его квалификации, после полученной специализации в интернатуре. Совершенно очевидно, что ее сроки (2 года) не соответствуют международным стандартам (обычно резидентура за рубежом длится в течениние 4-5 лет).

Не соответствует она и статусу резидентуры, после которой врач получает полноценную категорию – врача специалиста, имеющую чрезвычайно высокий статус и доход.

У нас же окончание ординатуры вообще ничего не значит. Врач не имеет даже минимальной категории. Это также никак не сказывается на оплате его труда.

Как и в случае с интернатурой, основная проблема ординатуры заключается в качестве этого образования. Как и в интернатуре, качество получаемых врачом (терапевтического профиля) знаний в решаемой степени зависит от мотивации самого ординатора, уровня квалификации и ответственности к своим обязанностям самих сотрудников кафедры, а также материально-техническим состоянием и оснащением самой больницы. То есть все отдается на волю случая.

Для врачей-ординаторов хирургического профиля положение немногим отличается от прохождения интернатуры. В отличие от своих западных коллег, они не то, что не становятся высококлассными хирургами, а вообще могут не выполнить ни одной операции за все время ординатуры.

Выводы: Как врач, который прошел все этапы отечественного постдипломного образования и достиг высшей степени квалификации (при всем моем скепсисе к этому образованию и критериям), а также длительное время работал за границей, я имею моральное право и могу со знанием дела судить и сравнивать.

Подготовка молодых врачей в интернатуре находится на крайне низком уровне, не позволяющем им получить необходимые практические навыки. Позиция, занимаемая профессорско-преподавательским составом кафедр последипломного обучения, особенно хирургического профиля – преступна по отношению к молодым врачам, которые не осознают еще своей третьесортности, к здравоохранению, куда направляются все эти неучи и к больным, которые обречены на неквалифицированную  медицинскую помощь.

Немногим отличается ординатура по качеству знаний от интернатуры, отдавая в руки судьбы и субъективным фактором уровень квалификации будущего “специалиста”.

Молодые врачи после окончания интернатуры и ординатуры не способны в большинстве случаев начать активную самостоятельную работу. Для врачей хирургического профиля настоящая учеба только начнется на своем рабочем месте. Если конечно останется энтузиазм и будет для этого возможность (например, допустит ли его к операционному столу заведующий хирургическим отделением).

На основании опыта, скажу, что весьма малая часть этих врачей становиться активно оперирующими хирургами. Не представляется возможным говорить о какой-то высокой их квалификации. Это – удел единиц.

Можно констатировать совершенное не соответствие кафедр последипломного образования своим основным задачам. Главной из них – подготовки квалифицированных врачей. Создается впечатление, что они им просто мешают. Ведь у них есть более важные личные задачи – материальный интерес не подпускать молодых врачей к больным (так как операции представляют коммерческий интерес), а также занятость “наукой” (хотя трудно назвать их примитивные работы настоящей наукой).

Совершенно очевидно, что нынешнее состояние постдипломного образования врачей не соответствует ни каким современным международным стандартам, как с формальной стороны – короткий срок и сама квалификационная градация, так и с качественной стороны – отсталость знаний и безответственное отношение професорско-преподавательского состава кафедр.

Если кто-то считает это ложью, то можно подтвердить это субъективно – качеством наших молодых врачей в больницах и объективно – результатами постдипломных контрольных экзаменов.

Но если бы действительно независимая комиссия проверила бы знания и реальное владение практическими навыками врачей после завершения ими интернатуры или ординатуры, то боюсь, картина была бы более трагичной. А если бы в эту комиссию включить зарубежных представителей, то скандал был бы вселенских масштабов.

И результатом этой проверки должно быть решение – незамедлительное увольнение сотрудников этих кафедр,  невзирая на имена.

Поверьте мне, у нас нет таких имен, которые можно было бы променять на интересы больных  и сломленные врачебные судьбы.

 

МЕТАДОНОВЫЙ ТУМАН

Wednesday, June 3rd, 2009

 

voydna.jpg

 

 

Тему использования метадона в качестве заместительной терапии при наркотической зависимости эксплуатируют все любители и дилетанты от журналистов до политиков, но только не те, кто ответственен за это и должен высказаться первым, т.е. врачи. А если нужно, то объяснить и убедить.

 

Манипуляция общественным мнением, это важный и влиятельный механизм сегодняшней жизни общества. Особенно, если с помощью  актуальной темы заявить о себе. Очень часто натиск “общественности” столь велик, что профессионалы вынуждены отступать.

 

Даже в Америке немало тому примеров. Так, например, натиск свободной прессы о негуманном отношении с психиатрическими больными в американских больницах (безусловно, реальные тому факты также существовали) несколько десятилетий назад был столь велик, что психиатры стали просто выписывать многих из них на амбулаторное лечение. В  результате чего на улицах американских городов значительно выросло число бомжей с психическими отклонениями.

 

В Украине число непрофессиональных решений, исходя из популистских целей, не счесть. Не исключено, что и проблему использования метадона постигнет та же участь.

 

Однако общество должно быть ознакомлено с реальным положением дел в проблеме лечения больных страдающих наркоманией. А оно действительно плачевное. Эффективность лечения наркотической зависимости весьма низка. Так некоторые авторы указывают на цифру 10%.

 

Не говоря о страданиях больного, (если кто-то не считает их больными, тогда и проблему, вместе со своим мнением, пусть заберут у медиков) какие перспективы существуют у наркомана?

 

А их немного. Вернее две. Так как сам он, в абсолютном большинстве случаев, не прекратит прием наркотиков то, чтобы достать денег для их приобретения, он должен или начать воровать (так как все что можно уже продано) или начать самому продавать наркотики, вовлекая, тем самым, новых их потребителей. Что, неминуемо, рано или поздно приведет его в тюрьму.

 

Кроме того, существует важная для страны проблема распространения СПИДа, в значительной степени связанная с внутривенным введением наркотиков (часто совместно группой наркоманов).

 

Метадон, как более слабый наркотик, предоставляемый наркоману, не только дает шанс ему на постепенный уход от зависимости, но и устраняет криминальное поведение наркомана, что весьма немаловажно для общества.

 

Безусловно, можно и нужно дискутировать о моральных аспектах такого метода лечения наркоманов. Но тогда нужно вспомнить и о забитых алкоголем полках магазинов, который также наносит ущерб гораздо большему числу населения.

 

Все аспекты этой проблемы должны быть освещены и дискутируемы, но главное, чтобы голос врачей не был похож на реплики обвиняемого на процессе с молчащим адвокатом.

 

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ.

Wednesday, June 3rd, 2009

Реплика на комментарий dr. natalya

 

 

 f_5.jpg

 

 

“Практически во всем с Вами согласна. Работала в Ливии педиатром в Мисурате, вернулась в 2004 году. Это был культуральный шок и толчок к изучению языка, компьютера, а также пересмотру многих позиций в педиатрии: вернувшись в Украину, хотелось докричаться, как Левше из известного мультфильма: ”Передайте, мол Государю, что в Англии ружья кирпичом не чистят!!!”. С тех пор прошло 5 лет, а перемен в нашей медицинской школе не видно, зато мы очень гордимся своей “европейскостью”…”.

Этот комментарий появился более месяца назад. К сожалению, после написания на него статьи-реплики, а также несколько других статей случился конфуз с моим компьютером, в результате чего я их все потерял.

Однако, эта статья представляет идейный интерес, поэтому, с появлением свободного времени я вновь написал ее. Потому что в этом коротком комментарии по сути, выражен смысл моего блога. Эту же цитату из Лескова я также хотел употребить в одной из моих статей, однако передумал. Напрасно.

Я рад, что есть немало коллег, работавших в Ливии, которые сделали правильные выводы. Было бы хорошо, чтобы каждый на своем месте “кричал” о них, как делаю это я на своем блоге. К сожалению, нас не большинство. Очень у многих остались обиды, что их не поняли…, на коварных арабов…, на все и вся.., что, по-сути, является проявлением комплекса неполноценности.

Боязнь честно посмотреть на себя, на свою отечественную медицину и медицинскую школу, на нашу лень, не стремление к знаниям, безкультурность и отсутствие способности к достойному общению с коллегами, на пьянство, как основное времяпровождение, на единственную интересную для них тему для бесед, в течение всего периода работы – о даржах и мукафе…

К сожалению, большинство так и не поняло главного, что Ливия, это возможность увидеть и поработать в “западной медицине” пусть и в арабском ее варианте. Ведь для 90% наших врачей, не было бы никакого шанса поработать в больнице на Западе. И ведь причиной этого не то, что не тот face, т.е. паспорт (ведь все больницы там забиты азиатами, арабами и индийцами), а то, что не тот mind, education and behaviour.

К сожалению, мы окончили вузы, 100% которых готовят плохих врачей, которые затем работают в плохих больницах, да притом еще под административным гнетом и в бедности. Если кто забыл об этом – освежите воспоминания визитом в нашу больницу или спросите у своих родных, что они думают о нашей медицине.

Можно увидеть много сора в “чужой избе”, а можно увидеть многое, чего нет  и что должно быть у нас дома: современные больницы, прекрасное их оснащение, качественное медицинское оборудование, отличные медикаменты (не индийско-китайского разлива), которые реально и эффективно лечат, современные медицинские стандарты лечения.

Косвенным подтверждением моих слов может быть практика, когда серьезно заболевшие в Ливии врачи и медсестры обращаются в местные больницы, а не едут домой в наши “известные” клиники (при том, что затраты часто сопоставимые). Как говориться – “знание – сила”.

Мы изгои цивилизованного мира. Каждый, кто работал за границей, знает с каким недоумением и непониманием оценивают наше образование  и уровень врачи из других стран. И не спасают положение даже многие высококвалифицированные врачи, работавшие в Ливии. Потому, что уж слишком плох общий фон.

А что можно ожидать иное и как можно изменить этот “фон”, если у нас в районных больницах активно оперируют лишь заведующий отделением и 1-2 хирурга (и то если они трезвые), а у большинства врачей основным “хобби” является не повышение своей квалификации, а дача и огород. Если большинство врачей находится в состоянии хронической депрессии  от своего бытия и агрессии на “виноватое” окружение.

Что ж, все вольны делать свои выводы и идти своей дорогой. Вот только дорога эта будет видна ясней, если снять повязку с глаз или розовые очки. Кто-то сделать это  готов, кому-то и с ними привычней и неплохо. Каждый идет той дорогой, которую он выбирает.