Archive for October, 2009

ЛИВИЙСКИЙ СИНДРОМ

Saturday, October 10th, 2009

whc.jpg

 

 

To Doctor Rut:

Уважаемый, Doctor Rut, я всецело вас поддерживаю и понимаю, так как работала в двух восточных странах, изучала английский язык, сдавала англйский (АЙЕЛТС- academic level 7.0), готовилась сдавать английские ПЛАБы или американские ЮСМЛИ. Их учебники, способы оценки знаний на несколько порядков выше наших. И это отдельная тема. Но по ряду причин я отказалась от продолжения и попытки туда попасть, готовлюсь в ноябре-декабре выехать в Ливию. Заведую отделением, к.м.н., высшая категория. Мне немного стыдно, что я собираюсь туда ехать – как-то Ливия у нас не котируется. А мне почему-то хочется. Как у Высоцкого : “И я лечу туда, где принимают…” – не хочу пока сдавать никуда экзамены. Вымотала меня работа здесь и морально, и физически. Операции, консилиумы, отчёты, комиссии и пр. – к больному некогда подойти.
Но ещё стыднее чувствовать, какие мы здесь все жалкие (я имею ввиду врачи). Не могу уже жить на подачки, а в частной больнице больше тысячи долларов не заработаешь. Да и всё, что происходит вокруг – просто невыносимо созерцать.
Спасибо вам за статью. Я всё, что вы написали нутром чувствовала, где-то в подсознании ощущала, а вы передали всё в словесной форме. Просто, ясно, лаконично, с доводамии и разьяснениями. БРАВО! Вы умница! Я счастлива, что не одна я вижу всё в таком свете.

Комментарий Doctor Obs&Gyn

Уважаемая коллега!

Специальность Ob/Gy является одна из наиболее востребованных в Ливии. Хотя и наиболее рискованная в плане судебной ответственности, как и всюду в мире. Профессиональный уровень заведующего отделением плюс знание английского и англо-американских стандартов в медицине – это тот уровень квалификации врача, который позволяет относительно уверенно чувствовать себя во время работы здесь (не говоря уже о вашем предшествующем опыте работы за границей).

Хотя практика показывает, что наиболее уверенно здесь, как и всюду, чувствуют себя низкоквалифицированные врачи, даже когда над ними гремят молнии и разверзается земля. Но это уже знакомая история – “горе от ума”.

Диапазон интенсивности работы разнится в зависимости от уровня больницы и ее местоположения, варьируя от весьма интенсивной и ответственной (чаще в учебных и крупных госпиталях), до примитивной, с низкой или отсутствующей оперативной активностью.

Оплата труда (по последним, поступающим ко мне данным) также различная. От 1000 $ в обычных госпиталях или поликлиниках, до 2000 $ в учебных госпиталях и центрах. В частных больницах оплата зависит от объема и интенсивности работы, поэтому зарплата может быть потенциально выше. Бесконечно циркулирующие в медицинской диаспоре слухи предполагают рост зарплаты.

За время моей работы я не слышал, чтобы для кого-то местный климат был серьезной проблемой. По своему домашнему опыту все врачи знают, что самая плохая погода – безденежье.

Прошлые массовые заезды наших врачей с довольно низким уровнем квалификации оставили после себя не лучший след. Однако не только профессиональный уровень является определяющим в оценке украинских (под этим я понимаю всех экс-советских докторов, так как их всех называют украинскими по причине доминирования врачей с Украины). Главное – это моральные и общекультурные черты наших врачей, а также низкая профессиональная этика, т.е. “неврачебное поведение” в глазах окружающих. Как и дома, здесь весьма актуальна проблема алкоголизма среди врачей.

Признаться, однажды, я испытал весьма неприятное чувство от “комплимента”, сделанного мне одним ливийским врачом во время дискуссии – “о нет доктор, вы не украинский врач…”

И хотя здесь работали и продолжают работать немало наших квалифицированных врачей-специалистов, всем им, в отличие от других иностранных врачей, часто с более низкой квалификацией, нужно утверждать себя.

В Ливию едет довольно много врачей, которые в Украине занимали высокие позиции – заведующие отделениями (а это, я считаю, высшая должность для практического врача) или сотрудники клинических кафедр. Ведет их  сюда усталость от низкой материальной оценки своего труда государством, бюрократического бумажного и административного прессинга, а также формы реальных денежных отношений в медицине. Как сказал мне и коллеге один бывший заведующий акушерско-гинекологическим отд. за чашкой кофе на набережной в Триполи – ” вы сюда приехали из-за безденежья, а я из-за денег…”

Не думаю, что Ливия является страной “не очень популярной у наших врачей”. Во-первых, не так-то много мест где наших врачей принимают, да притом, массово. Во-вторых, по целому ряду параметров – безопасность, отсутствие малярии и других опасных инфекций, знакомая нам соц. ментальность, толерантность к нашей нетерпимости и бесцеремонности, Ливия имеет целый ряд преимуществ.

Таких, что многие наши коллеги начали воспринимать ее как Ливийскую область Украины, с соответственными выводами, поведением и поступками. Не красит наших докторов также отсутствие чувства дистанции между врачом и пациентом и местным населением, что в действительности им же и не нравиться, так как снижает чувство уважения и доверия к доктору.

Поразительно наблюдать, как меняется психология наших докторов вскоре после приезда в Ливию. Получая в 10 раз более, чем им платили в Украине, сразу же меняется их самооценка. И оплата им становиться недостаточная и условия жизни плохие. И оказывается, все страны только и ждут, что бы они осчастливили их своей работай там.

Иногда доведя друг друга подобными бреднями до белого каления уезжают целыми группами, проработав 1-2 года. Однако с еще большим числом врачей администрация госпиталей расстается сама, убедившись в моральных и профессиональных качествах наших докторов.

И это продолжается вплоть до последнего времени. Как сообщили мне мои друзья, которые продолжают работать в Ливии, с совершенно недавно въехавшей группой врачей (более 30 человек) в учебный госпиталь в Сабрате, после месяца их работы администрация решила не заключать контракт.

Конечно, все они будут винить коварных ливийцев, но я бы им посоветовал, перед тем как ехать в Ливию работать, прочесть хотя бы одну английскую книгу по своей специальности, знать современные стандарты лечения и учить английский язык, особенно если они едут в учебный госпиталь, где многие из врачей получали образование в Англии и Канаде.

Вернувшихся домой, по различным причинам, врачей, уже после нескольких недель работы ждет холодный душ отечественной медицинской реальности. Очень трудно становится даже сидеть на пятиминутках и медсоветах. Обеспечение и оснащение больниц становится культурным шоком после Ливии. А первая полученная зарплата доводит их до состояния ступора.

Практика показывает, что большинство выехавших из Ливии врачей въезжают или хотят въехать вновь, если нет серьезных семейных препятствий для этого. Некоторые врачи, если появляется возможность, едут в другие страны.

В тоже время врачи, продолжающие длительное время работать в Ливии  и которые сумели адаптироваться к новой среде и реальностям с хладнокровием и стоически воспринимают свою работу здесь и смотрят в будущее. Они стали весомой категорией киевских риелторов.

Однако общим для большинства врачей является то, что Ливия изменила всех, даже если они сами и не поняли этого. Изменилась их самооценка, представление об окружающем мире, о своих возможностях и потребностях, о своем врачебном деле, о свободе, о своем будущем.

P.S. Заработная плата медиков в Ливии в LD (без налогов-20%) – здесь.

 

BAD EDUCATION

Tuesday, October 6th, 2009

028.jpg

 

 

Переключая каналы

На днях, переключая каналы телевизора, попал на канал Рада, на передачу, посвященную  совещанию ректоров высших медицинских учебных заведений, организованное комитетом по науке и образованию Верховной Рады.

Вспоминаю, как 2-3 года назад, таким же образом, посмотрел по одному из центральных российских каналов всероссийское совещание по развитию высшего медицинского образования. Тогда оно оставило у меня весьма пессимистичное впечатление, поразив полным отсутствием понимания современных проблем в медицинском образовании, науке и здравоохранении, а также перспектив преодоления отсталости в этой сфере от мирового уровня.

Украинское совещание, хотя и не такого масштаба, по своему духу и содержанию не отличалось от российского. Такое же царство интеллектуальной и физической (например, ректор Ивано-Франковского университета с трудом говорил) немощи.

Да и трудно себе представить, чтобы лица, ответственные за качество медицинского образования в стране, признали бы его полное несоответствие современным требованиям. Ведь тогда нужно было бы признавать и свою профессиональную непригодность (по причине незнания этого уровня или его замалчивания) с соответственными выводами.

Выступления ректоров были богаты на эпитеты и, в целом, пустопорожними и некомпетентными репликами, касалось ли это Болонского процесса или университетского статуса (чем он в действительности не является) учебного заведения.

Если и поднимались какие то проблемы, то не было даже намека на их серьезное осмысление и решение. Например, говорили о проблеме создания университетских больниц. Однако, кроме желания, что-то еще контролировать, другой цели в ее решении у выступавших не прослеживалось.

Никто так и не выступил с объяснением необходимости и самой концепцией учебного госпиталя. И тогда, что существует во всем мире, было бы понятно, что проблема не ограничивается только созданием университетских больниц (ведь все равно их мощностей всюду недостаточно), а выработкой целей и стандартов функционирования учебных госпиталей (Teaching hospital).

Ведь на сегодняшний день главная проблема не в том, кому принадлежат клинические больницы. Проблема в том, что уже давно при реальной власти в них университетских кафедр, они все равно не обеспечивают в них становление врача. Профессора и т.д. не позволяют врачам, особенно хирургического профиля, профессионально расти, считая отделения своей пожизненной кормушкой.

Председатель собрания, председатель комитета Верховной рады по образованию и науке, хотя и позиционирует себя как представитель прогрессивной, проевропейской политической силы, в действительности представляет собой продукт советской эпохи в образовании, которая и сохранилась по сегодняшний день и которая продолжает поддерживать нашу отсталость во всех областях.

Естественно, ни одного его вопроса по поводу несоответствия победных ректорских заявлений реальному низкому уровню квалификации украинского врача так я и не услышал.

Из чего сделал вывод – не с этими руководителями можно связывать надежду на прогресс медицинского образования в стране. А точнее – одним из условий реформы должно быть их отстранение от занимаемых должностей.

И приход нового руководства, которое должно начать действовать:

– Провести аудит системы медицинского образования (потому что нет иной возможности пробить этот бастион консерватизма) в стране с приглашением европейских специалистов в этой области и признать его результаты, как руководство к действию, какими бы не были позорными эти выводы для страны (ведь проводит аудит нашей экономике МВФ).

– Значительно сократить количество медицинских вузов, о чем давно уже ведется дискуссия (по причине отсутствия потребности в таком их количестве и реальных экономических возможностей по их содержанию), с радикальным омоложением его сотрудников (как заявили на совещании 35% из них пенсионного возраста).

– Массовое направление преподавателей на краткосрочные стажировки в зарубежные медицинские колледжи и учебные госпиталя (надеюсь Запад нам поможет в этом) для быстрого овладевания передовыми методами подготовки врача.

– Введение английского языка вторым учебным языком в учебном процессе, как единственно возможного средства доступа к современным знаниям (так как невозможно перевести даже 10% необходимых книг, которые к тому же ежегодно обновляются).

– Использование современной зарубежной медицинской литературы в учебном процессе (по большому счету, кроме атласа Синельникова у нас нет медицинской учебной литературы мирового уровня).

– Создать на основе зарубежного опыта концепцию учебного госпиталя, которая будет отвечать своей главной задаче – подготовке врача-практика и воплотить ее в жизнь.

– Реальная компьютеризация медицинского образования, как эффективного средства обучения и доступа к лучшим современным мировым медицинским знаниям. Подключение университетских библиотек к известным медицинским базам данных.

Это только первые неотложные шаги по реанимации нашего едва живого медицинского образования. После того как мы пройдем их, уверен, у всех наступит прозрение и последующие шаги реформы и ее цели ни у кого уже не вызовут сомнения.

МЕДИЦИНСКИЙ АУДИТ

Thursday, October 1st, 2009

16.jpg

 

 

Апофеоз формализма

Контроль за знаниями и качеством работы врача проводиться у нас регулярно. Врач пишет самоотчет о проделанной работе за прошедшие 5 лет, который визируют руководитель профильной службы и главный врач. Затем врач получает или приобретает (!!!) путевку на предаттестационные курсы по своей специальности  и отправляется для их прохождения.

Предаттестационные курсы представляют собой копию студенческих занятий, на которых сотрудники профильных кафедр читают лекции и ведут семинарские занятия. Пробегаясь галопом по всем разделам своей специальности врачи не получают здесь никаких углубленных знаний и практических навыков.

Весьма часто проводятся выездные предаттестационные курсы, где весь этот процесс протекает еще в более примитивной, а то и карикатурной форме.

В конце учебного цикла врачи сдают компьютерный и устный экзамен и получают свидетельство о прохождении предаттестационного цикла. Смысл проведения дублирующего устного экзамена заключается в стремлении кафедры “заставить себя уважать”, а также, нередко, в коррупционном интересе.

Свой самоотчет о проделанной за 5 лет работе и свидетельство о прохождении предаттестационного цикла они предъявляют в областную аттестационную комиссию, где им присваивается или подтверждается квалификационная категория.

Причем, самоотчет и результаты сданных экзаменов не являются определяющими в принятии решения. Оно субъективно и ситуационно.

Несправедлива и необъективна также система квалификационных категорий, которая не отражает реальной квалификации, образования и уровня работы врача.

Можно констатировать – практика поддержания и повышения квалификации врача путем прохождения регулярных предаттестационных курсов насквозь формальна и неэффективна.

На них врач не получает глубоких знаний и практических навыков. В действительности главными защитниками этой практики являются кафедры постдипломного обучения, которые стремятся сохранить свою роль и штаты.

Совершенно очевидно, что контроль за врачебными знаниями и качеством его работы не может и не должен строиться на принципах университетской медицины. Система академических экзаменов должна применяться лишь для выпускников вузов, интернов и ординаторов.

В противном случае при не сдаче академических экзаменов практическим врачом, вместе с ним должны быть уволены сотрудники кафедры, на которой он получал образование по своей специальности и которые в процессе его учебы и сданных экзаменов признали его академическое соответствие.

Альтернатива

Во всем мире врач обязан обновлять свои знания, как путем самообразования, так и во время прохождения различных курсов. Однако это короткие добровольные циклы (7-10 дней) во время которых он расширяет свои знания и практические навыки в актуальных для него темах. Например, врач терапевт может углубить свои знания в кардиологии или другом разделе медицины, также освоить УЗИ, ФГДС или какие либо функциональные методы исследования.

Именно этими сертификатами они и обклеивают свои кабинеты. Безусловно, что и цена визита к такому врачу будет выше.

Кроме того, могут быть и обязательные короткие курсы со сдачей экзаменов  по их завершению. Например, по интенсивной терапии, кардио-сосудистой реанимации, интенсивной терапии при травме…

Контроль за качеством лечебно-диагностической помощи за рубежом осуществляется в результате аудита работы врача. Аудит – это весьма трудоемкое, но важное мероприятие, в процессе которого получается максимально достоверная информация о работе врача и его квалификации.

Цикл аудита:
– Установление стандартов
– Наблюдение за текущей практикой
– Оценка всех несоответствий
– Расчет методик изменений
– Выполнение изменений
– Повторный аудит текущей практики

Вот эту работу, вместо совершенно неэффективной, формальной и забюрократизированной, должны организовывать и выполнять созданные структуры, в которые должны входить областные специалисты, сотрудники кафедр последипломного образования и т.д.

Для этого потребуется коренное реформирование этих служб и стиля их работы, установление стандартов лечения и работы врача. Притом не тех, которые каждая больница в процессе, доведенной до идиотизма, аттестации и аккредитации начинает создавать каждый раз вновь.

Стандарты должны быть централизовано созданы и установлены по всей стране. Учитывая менталитет и уровень руководителей нашего здравоохранения и науки, лучшим выходом было бы принятие стандартов применяемых в развитых европейских странах. Это стало бы качественным прорывом для нашего здравоохранения.

Слишком много нерешенных проблем в здравоохранении и медицине ждет своего решения. Однако призрачны надежды на пробуждение от спячки наших вечно-временных из сонного царства Минздрава.