Archive for February, 2013

100%-НЫЕ НЕПРОФЕССИОНАЛЫ & UNLIKE DOCTOR

Tuesday, February 26th, 2013

 

245

Написанию этой статьи предшествовала моя встреча с одним знакомым коллегой, во время которой он  поделился своими впечатлениями от прохождения курсов по Эхокардиографии на кафедре кардиологии  и функциональной диагностики НМАПО расположенной в НИИ кардиологии им. Стражеско.

Я постараюсь передать его впечатления увиденного:

Учебный процесс был весьма типичным для сегодняшней украинской postgraduate medicine. А именно – нужно было только зарегистрироваться и через месяц прийти на вручение удостоверения.

Те же, кто решил “учиться и осваивать специальность” в основном оплаченную личными средствами, были обречены на “трудности и лишения”. Лекционная часть учебы посещалась по обычному принципу – лекции преподавателя, который демонстрировал эрудицию и знание предмета – посещались, а преподавателя, который тупо читал лекции с монитора компьютера и бежал из аудитории сломя голову при первой возможности – игнорировались.

Однако, понятно всем, что лекционная часть учебы на данных курсах не главное. В конце концов, эти знания можно почерпнуть из книг (желательно иностранных). Главное это практическая часть, на которой преподаватель должен не только показать, но и проверить правильность выполнения исследования у каждого курсанта и которой фактически не было.

Весьма показательна реакция курсантов на учебный процесс: сначала энтузиазм, затем нервозность по поводу крушения надежд овладеть навыками, потом отчаянная попытка найти хоть какой то выход из сложившейся ситуации – приглашение репетиторов, знакомых, надоедливые звонки преподавателям с просьбой индивидуальных занятий и наконец, отчаяние, депрессия и понимание того, что по-настоящему осваивать метод придется на коммерческой основе индивидуально на рабочем месте.

Понятно, что пробиться для практики к единственному аппарату, который к тому же используют преподаватели в “околонаучных и других” целях весьма проблематично.

Ни один курсант не провел ни одного самостоятельного исследования под контролем преподавателя!

В завершении курсов заведующая кафедрой на общем собрании спрашивала у всех впечатление от курсов. И нужно было только присутствовать и видеть это позорное зрелище, во время которого курсанты в “совковом” духе благодарили “партию и правительство”.

Выслушав этот рассказ с меланхолией, я заметил своему приятелю-коллеге, что это типичные впечатления от любых курсов любых кафедр постдипломного образования на территории Украины.

И привел впечатления другого моего коллеги от курсов по  Амбулаторному холтеровскому мониторированию ЭКГ в филиале этой кафедры в КГЦС. По своему качеству они не отличаются от его – это фактически 2-х недельные курсы ЭКГ, которые включали пару 15 минутных стояний за спиной преподавателя во время анализа данных  холтеровскому мониторированию ЭКГ и ни одного практического индивидуального занятия.

Естественно, что осваивать метод всем пришлось позже “с репетиторами”.

Должен констатировать, что никогда (включая советский период) постдипломное образование не было современным и профессиональным, однако степень деградации системы постдипломного медицинского образования в сегодняшней Украине дошло до максимально низкого уровня – его в принципе не существует.

Большинство наших преподавателей – это 100%-ые непрофессионалы, которые не хотят и не могут учить. Даже их внешний вид и манеры зачастую противоречат профессии врача, и напоминает скорее торговок с бессарабского рынка или аля-тинейджеров.

В этой связи вспоминается мне один случай из моей работы за границей, когда к нашему директору больницы пришел устраиваться наш украинский врач. После визита, во время которого ему было отказано в приеме на работу, я спросил директора – почему он ему отказал. На что мне было сказано, что он выглядит не как доктор – unlike doctor. Действительно, недоброжелательный вид и развязная манера общаться были причиной того, что его профессиональный уровень даже не стал рассматриваться.

Слушать лекции сегодняшних преподавателей, это весьма нудное занятие не только потому, что они не могут просто и доступно доносить знания курсантам, но и тем, что лекции бесконечно прерываются телефонными звонками лектору, лишиться которых он не может по коммерческим причинам.

К тому же, весьма тошно выслушивать бредовые мысли наших преподавателей по любому поводу, включая и социально-общественную жизнь, как например, в рассказанном мне случае – восторг от советской медицины (хотя преподаватель даже по возрасту ее не знает) и преклонение перед “великим писателем” Прохановым (это уж не поддается адекватному комментарию).

Главным выводом из этих историй есть не то, что у нас отсутствует профессиональное постдипломное образование (факт давно уже очевидный), а то, какого качества врачи, получившие подобное образование, у нас в стране. А не знание ими иностранных языков не оставляет им шанса получить современные знания. Весьма малая часть врачей путем самообразования становиться специалистами. И вот эти то неучи проводят диагностику и лечат население нашей страны.

Система постдипломного образования в Украине консервативная и отсталая навсегда. Если говорить о данном конкретном случае, то во всем мире подготовка  врачей каким то профессиональным навыкам, проводится в Training centres – учебных лабораториях, основная задача которых сделать профессионального специалиста.

Эти training echo laboratory (или иные) могут быть как при университетах, так и работать автономно, или быть интегрированными в специализированные отделения. Они достаточно технически оснащены (например, эхо аппаратами высокого класса и не в единственном числе и не старше 5 летнего возраста) и имеют соответствующую аккредитацию.

И работают в этих центрах Профессионалы высокого класса, а не “кандидаты  и доктора наук”, которые этого не умеют делать, и которым просто некогда, да и не хочется этим заниматься. Все кафедры постдипломного образования в Украине заслуживают только одного – полной ликвидации. А на их месте необходимо создавать специализированные учебные центры в различных областях медицины при крупных клиниках, основная задача которых будет профессионально давать современные знания и практические навыки.

PS. Если кто, то посчитает эту статью клеветой (особенно руководство), то проверить правоту моих слов очень просто. Проведите в последний день занятий на любых практических курсах практический экзамен! И я уверен, как в данном конкретном случае, 100% курсантов не смогут самостоятельно провести полное эхокардиографическое исследование, анализ холтеровского мониторирования и т.д

 

РАБОТА ВРАЧОМ В АНГОЛЕ

Saturday, February 2nd, 2013

Rising Angola

 

 

РАБОТА ВРАЧОМ В АНГОЛЕ

АНГОЛА – ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ!

Несмотря на то, что после возвращения из Ливии период моего пребывания дома был весьма насыщен – работа, прохождение различных курсов, восстановление высшей категории, бытовые проблемы, наступил момент, когда я сказал себе – все, я не могу уже здесь оставаться. Каждый из врачей, кто длительное время работал за границей знает это состояние отчуждения от убогого отечественного здравоохранения, своей инфантильной страны и общества, и неотвратимое желание как можно скорей их покинуть.

Возвращаться в Ливию мне не хотелось, сказывалась усталость от многолетней работы в арабской стране. Покорять просторы Запада не позволял уже возраст, поэтому нужно было выбирать новые горизонты. Да и не так уже много мест за границей открыты для наших врачей. Одно из немногих оставшихся – Ангола.

 

Об Анголе я слышал еще во время работы в Ливии. Однако в то время среди врачей — это место для работы не считалось стоящим. Проблемы с выплатой зарплаты, климат, малярия – все это не вдохновляло для работы там. Отсутствовала также достоверная информация о работе там. Хотя, безусловно, все знали, что в Анголе еще с советских времен работало много наших врачей, некоторых из которых я знал.

Кроме того, ведь это настоящая Африка интерес к которой у меня всегда был. Поэтому выбор был определен. Подвернулся случай, и я им воспользовался.

 

КАК ПОПАДАЮТ НА РАБОТУ В АНГОЛУ

Основной путь для устройства на работу в Анголу проходит через российское ЗАО «Группа ЗДРАВЭКСПОРТ» во главе с генеральным директором Далакяном. Это частное предприятие, владелец которого Рачинский проживает в Москве.

Также врачи устраиваются на военный контракт через фирму вероятно связанную с ЗДРАВЭКСПОРТОМ и которой руководил Бирюков.

 

Однако существуют и другие каналы для устройства на работу. Это различные компании, нанимающие врачей для обслуживания своих сотрудников, госпитали религиозных миссий, врачи, работающие по индивидуальному контракту, приватные госпиталя и др.

 

ВИРТУАЛЬНОЕ ТРУДОУСТРОЙСТВО И ОТЬЕЗД

После того как я обратился в ЗДРАВЭКСПОРТ с желанием работать врачом в Анголе, началась процедура оформления документов и ожидания. На удивление, оно было недолгим – несколько месяцев, а все документы отсылались через электронную почту. Так что я никогда не был в офисе ЗДРАВЭКСПОРТ в Москве и не встречался с ее сотрудниками, кроме тех, кто приезжал или работает в Анголе. Принимая во внимание электронный характер трудоустройства можно предполагать высокую степень фальсификации документов соискателями. Это прямой набор, поэтому платить за трудоустройство посреднической фирме не было необходимости.

 

Дату отъезда обычно сообщают за 2 недели, чтобы было время завершить все профессиональные и домашние дела. Вылет в Анголу происходит в основном из Москвы, билет бесплатный. Моя группа летела рейсом авиакомпании Emirates из московского аэропорта Домодедово маршрутом Москва – Дубай – Луанда с пересадкой в Дубае. Рейс осуществлялся комфортабельными самолетами Airbus и Boeing и перенесся вполне нормально.

 

РОСТАНГ

Так называется историческое здание бывшего советского торгового представительства в Луанде, а ныне резиденция частной российской компании, занимающейся авиаперевозками и медицинским рекрутинговым бизнесом в Анголе, куда нас поселили после прибытия в Луанду.

Руководитель ЗДРАВЭКСПОРТ Далакян и другие сотрудники произвели хорошее впечатление как доброжелательные и позитивистски настроенные люди. В течение 2-х недельного пребывания в Ростанге, для некоторых оно может затягиваться из-за возникающих проблем с трудоустройством, новоприбывшие занимаются изучением португальского языка. Занятия проводятся сотрудниками компании, в основном бывшими переводчиками, работающими в Анголе еще с советских времен.

 

Обучение ведется, на мой взгляд, по консервативной методике с погружением в грамматику, что не только навевает дремоту, но и не способствует быстрому усвоению языка, хотя должен заметить, что в других странах никто никого вообще не учит – это личная проблема претендента на работу. А совершенно избыточное бесплатное питание и периодические выезды на океанский пляж Луанды довершают то расслабленное состояние в которое погружаются новоприбывшие.

Однако идиллия длится недолго и завершается подписанием договора-контракта с направлением к месту работы авиационным или авто транспортом.

 

BACK IN THE USSA

Прошло уже более 20 лет после распада СССР, и мы в Украине по правде говоря получали мало информации о жизни в бывших союзных республиках, поэтому для меня представлял интерес контакт с людьми из бывших советских республик – Узбекистана, Белоруссии, России и др.

 

Должен констатировать, что большинство врачей из постсоветских республик застыли в советской ментальности – склонностью к тоталитарному мышлению, категоричностью суждения, антизападной риторикой и убежденностью в превосходстве советской и постсоветской медицины, что безусловно связано с политической ситуацией в этих странах.

 

Организация жизни врачебного сообщества на местах также копирует прежние советские порядки. Все врачи в провинциях Анголы объединены в группы-экипы во главе с руководителем, который назначается из врачебной среды. Руководство РОСТАНГА осуществляет контроль и управление врачами, организацию жилищно-бытовых условий и обеспечения их транспортом через этих руководителей. Степень этого управления весьма варьирует и зависит от характера, организаторских и личностных черт руководителя – факт, что немало врачей покидают Анголу из-за конфликта с руководителем группы.

 

Также непрозрачно финансирование обеспечения быта работающих врачей, что предполагает нарушения на всех уровнях. Весьма разнятся условия проживания среди врачей, так некоторые живут единолично в весьма комфортабельных коттеджах, за которые ЗДРАВЭКСПОРТ оплачивает значительные суммы и на обустройство которых также были затрачены дополнительные деньги, а другие живут в весьма посредственных жилищных условиях по 3-4 человека в доме.

 

Вероятно, было бы справедливо, если бы всем работающим, в зарплату включалась вполне определенная сумма денег на обустройство проживание, а уж сами врачи решали бы, в каком уровне комфорта они будут жить. А роль руководителей групп заключалась бы лишь в помощи при размещении врачей. Это же относится и к обеспечению транспортом групп-экип, что думаю также излишним, так как пользуются им врачи весьма неодинаково, да и связано с ним также не мало эксцессов. Будь зарплата выше, для врачей групп или индивидуально не было бы проблемой приобрести при желании авто и отношение к нему было бы иным. Хотя транспорт приобретается врачами в основном для дополнительной подработки в частных клиниках. Ведь главная проблема, существовавшая в прошлом, это не транспорт и жилье, а не выплата зарплат. При регулярно получаемой достойной зарплате нет проблем решить здесь бытовые вопросы.

 

В целом же, для меня, после опыта работы в Ливии, где не было никакой организационной структуры для украинских врачей, а все работали на индивидуальной основе и единственным начальником был директор больницы, это была встреча с советским прошлым.

 

MONEY

В недалеком прошлом существовали проблемы с выплатой зарплаты врачам, многим приходилось ждать ее по 2-3 года и до сих пор долги еще возвращаются. Однако сам уровень зарплат был значительно выше нынешнего – 5 затем 4 тыс. $ в мес. Правдой является также то, что причиной не регулярной выплаты зарплат является ангольская сторона.

Одно время многим врачам даже удалось в мутной воде выловить крупную рыбу (фактически это было воровство): получать зарплату и от региональных властей, и от министерства здравоохранения Анголы. Кто-то вернул ее, а кто-то увез домой.

 

Новому руководству ЗДРАВЭКСПОРТА удалось стабилизировать работу. В настоящее время Минздрав Анголы производит оплату за работу врачей непосредственно ЗДРАВЭКСПОРТУ, а он регулярно переводит часть этой зарплаты – примерно 40% (3150$ в месяц в кванзах) непосредственно на счета каждого врача в ангольском банке, а также обеспечивает жилищно-бытовые условия врачей. Однако ясно, что цена стабильной выплаты зарплаты, улучшения жилищно-бытовых условий, предоставления группам врачей автотранспорта была обеспечена за счет значительного снижения уровня оплаты работы врача.

 

Здравэкспорт переводит зарплату на счета врачей в ангольских банках, откуда их можно пересылать домой через систему банковских SWIFT переводов, что, впрочем, сопряжено с бумажно-бюрократическими проблемами либо пересылать через Manygram или Western Union. Вывозить из страны позволено не более 10 тыс.$ наличными.

 

Многие врачи в провинциальных госпиталях имеют подработку в частных больницах, на что руководство ЗДРАВЭКСПОРТА закрывает глаза, хотя в контракте и указывается запрет на это. Это позволяет некоторым врачам удваивать или даже утраивать доход. Однако в последнее время во многих провинциях само руководство больниц запрещает нашим врачам работать в частных госпиталях.

 

Некоторым врачам удается вырваться из орбиты ЗДРАВЭКСПОРТА и тогда они переходят на индивидуальный контракт с Министерством Здравоохранения Анголы и получают зарплату более 6 тыс. $ в месяц. Однако это непростой процесс, который обычно удается врачам, длительно работающим в стране с хорошим знанием португальского языка и хорошими связями и получившими ангольскую резидентуру.

 

Некоторые, особенно в этом преуспевают врачи из среднеазиатских республик, занимаются параллельно к своей медицинской работе и немедицинским бизнесом – открывают магазины, аптеки, организуют такси перевозки и другую коммерцию, приносящую им значительные доходы. Конечно все это делается на полулегальной основе, что здесь весьма широко распространено.

Что касается базовых затрат на проживание в Анголе, то они невысоки и в среднем соответствуют 300 – 400$ на жизнь и Интернет, хотя врачей в муниципиях во многих случаях обеспечивают продовольствием.

 

АНГОЛА И АНГОЛАНЕ

Ангола стала последней жертвой холодной войны, где столкнулись интересы великих держав. В результате на многие годы она стала полем сражений, что привело с огромным жертвам и полному разрушению экономической и социальной инфраструктур страны.

 

К сожалению, португальцы не смогли вовремя провести нужные реформы в Анголе и трансформировать свою колонию в африканскую Бразилию, а ведь она могла стать процветающим государством. Улицы, дома городов и поселений, находящиеся в разрушенном и ветхом состоянии – говорят о былой процветающей португальской эпохе, закончившейся крахом и массовым исходом португальцев из страны около 40 лет назад.

 

Государственная и политическая система в Анголе, не смотря на политическую трансформацию и многопартийность, все еще представляет собой одно из немногих оставшихся государств “советского” типа и многое здесь напоминает былые советские, да и многие нынешние порядки в современных постсоветских республиках или в прежней Ливии. Для меня это была продолжающее путешествие после Ливии “вперед в прошлое 2”.

 

10 летняя политика мира и созидания принесла свои плоды – тот, кто был в Анголе даже несколько лет назад будет впечатлен новостройками и изменениями. Однако бедность, несправедливость, коррупция и социальные проблемы все еще остаются кричащими. А учитывая то, что большинство более чем 20 млн. населения составляет молодежь и память о военном лихолетии все дальше уходит в историю, не исключено возникновение в будущем “африканской весны” если власти не сделают выводы. Ведь правдива истина, говорящая о том, что – “история учит тому, что она никого ничему не учит”. Не хотел бы, чтобы наши врачи, когда ни будь стояли в аэропорту Луанды, подобно Трипольскому и вновь произносили – “Прощай Африка”.

 

Анголане, как нация, находятся в процессе формирования и представлены различными группами народностей и племен, живущих в весьма бедных и примитивных условиях. Однако, прогресс очевиден и он динамичен. Сами же анголане терпеливый народ. Португальцы сумели привить им вежливость, уважение к образованию и образованным людям, что разительно отличает здешние взаимоотношения от так распространённого у нас хамства. Это бросается в глаза особенно в больницах, где даже в ургентных отделениях нет той напряженности и агрессивности, которая существует у нас или, например, в Ливии. Ангольские пациенты были лучшими “больными” в моей многолетней практике.

 

Из-за обилия социальных проблем и послевоенной доступности оружия, в стране напряженная криминальная обстановка, в результате чего, сотрудники ЗДРАВЭКСПОРТА, и врачи не раз подвергались бандитским нападениям.

 

За счет природных ресурсов (нефть, алмазы и др.) Ангола демонстрирует высокие темпы экономического роста, привлекая к себе как Эльдорадо, жаждущих заработать со всего мира. Лидируют здесь португальцы и китайцы.

 

АНГОЛЬСКОЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

В последнем докладе президента Всемирной Федерации Ассоциаций Общественного Здравоохранения говориться: “Ангола – страна экономических и социальных контрастов. За последние 10 лет пропорция людей, живущих на менее чем 1$ в день уменьшилась с 68% до 36% Однако существует большая разница между городом и селом. Так, если в городах этот процент составляет 18%, то в сельской местности он достигает 58% то есть разница более чем в 3 раза. И эта разница не уменьшается, а растет и имеет негативный эффект на состоянии здоровья. Детская и материнская смертность очень высока даже в сравнении с другими странами, находящимися в сходной социально-экономической ситуации”.

 

Статистические показатели состояния здоровья населения весьма трагические. Так младенческая смертность, как лучший показатель социально-экономического состояния любого государства, составляет в Анголе 154/1000, один из пяти детей умирает до достижения 5 летнего возраста. Материнская смертность составляет 660 на 100тыс.

 

 

Система здравоохранения в Анголе имеет 3 уровня: primary, secondary and tertiary. Уровни соответствуют государственному делению: муниципалитет, провинция и республиканский уровень.

 

Структура здравоохранения представлена: сельскими пунктами здравоохранения (аналоги наших ФАП) – POSTO DE SAUDE, центрами здоровья коммун (аналоги участковых больниц и поликлиник) – CENTRO DE SAUDE, муниципальные больницы (аналоги районных ЦРБ) – HOSPITAL MUNICIPAL, провинциальные больницы (аналоги областных больниц) – HOSPITAL CENTRAL. Также существуют различные специализированные больницы – CENTRO MATERNO INFANTIL, SANATORIО – противотуберкулезные, а также республиканские специализированные госпиталя.

 

В настоящее время проводится государственная политика – “муниципализации” здравоохранения, что подразумевает укрепление и расширение этого уровня здравоохранения и придание ему приоритетной роли, что на мой взгляд, является несвоевременным шагом, так как проводится в условиях острого дефицита врачебных кадров и недостаточного финансирования здравоохранения.

 

Здравоохранению в стране придается важнейшее значение, что видно по интенсивному строительству медицинских учреждений, хотя их финансирование все же недостаточное, коррупция также играет в этом значительную роль. В последнее время построены ряд госпиталей в соответствие с самыми современными требованиями. Однако ценность госпиталей снижается из-за плохой сети дорог ведущих к ним.

 

Серьезной проблемой для ангольского здравоохранения является нехватка врачей – только 8 врачей на 100 000 населения (всего более 3000 врачей). Немалую роль в этом играет утечка кадров за рубеж – 70% ангольских врачей уехали жить и работать за границу (по данным ВВС NEWS). И это при том, что уровень оплаты труда врача в стране высокий, особенно принимая во внимание очень низкий уровень жизни в стране. Так начинающий врач получает более 2 тыс. $, а врач специалист более 6 тыс.$.

 

Подготовка врачей ведется как у себя в стране (5 университетов), так и на Кубе, Бразилии, Португалии. В стране также много врачей, получивших подготовку в СССР. Изменение образовательного вектора ведет к тому, что все больше врачей получают подготовку по современным западным стандартам. И их количество весьма значительно увеличивается с каждым годом.

 

Проблемой является также то, что много врачей задействованы в административной работе, что усугубляет дефицит врачебных кадров в практическом здравоохранении.

 

Также много врачей уходит в приватную медицину, которая довольно широко развита в стране. В Луанде работают несколько крупных приватных клиник, оснащенных по современным стандартам с работающими в них интернациональным персоналом, оказывающим квалифицированную помощь. Однако часто, и они не в состоянии оказать специализированную квалифицированную помощь и тогда больных (сотрудников иностранных компаний, португальцев и богатых анголан) везут в Намибию и Южную Африку, которые здесь играют такую же роль как Тунис и Египет для Ливии.

 

Нехватка врачей в стране тотальная и поэтому страна приглашает на работу иностранных врачей. Их контингент в основном составляют врачи из исторически политически дружественных Анголе стран: Куба (более 800 врачей), СНГ – ЗДРАВЭКСПОРТ (более 300 врачей), а также врачи из Северной Кореи и Вьетнама. Безусловно, что привилегированное положение занимают здесь кубинские врачи, что чувствуется и по отношению к ним, и по предоставлению им лучших жилищно-бытовых условий.

 

И причина этому кроется не только в минимальном языковом барьере и в том, что тысячи кубинцев погибли сражаясь во время войны в Анголе, но и в том, что кубинцы демонстрируют лучшую медицину – Западную, хотя это отношение в последнее время также меняется в связи с типичными болезнями представителей “загнивающего” социалистического общества.

 

Однако, должен констатировать, что выбор врачей для работы в стране по принципу политической целесообразности, весьма негативно сказывается на уровне медицины в Анголе.

 

ИНФЕРМЕЙРЫ

Инфермейры – это ангольские медицинские сестры, на плечах которых лежит значительная, если не большая часть работы в системе здравоохранения Анголы. Кроме непосредственно медсестринской и фельдшерской работы они выполняют значительную часть врачебной работы. Их подготовка проводится в медицинских школах, где в течение 4-х лет они становятся медицинскими сестрами или медицинскими техниками – лаборанты, рентгенологи, служба переливания крови и т.д. Их заработная плата составляет от 600 до 1000$.

 

Они способны самостоятельно работать на момент окончания учебного заведения, вероятно еще и потому, что в процессе учебы они регулярно работают по выходным и на каникулах в больницах. Хотя, безусловно, она все же недостаточна, как и их организаторская и исполнительная дисциплина. Фактически во множестве случаев они выполняют функции врача. Во многих местах поликлинический прием проводит здесь средний медицинский персонал. Врачи зачастую работают в муниципальных (и то не везде) и провинциальных больницах лишь в отделениях Urgencia и в стационарах.

 

Должен сказать, что меня больше всего поражали клинические результаты работы инфермейров, они значительно лучше, чем можно было бы ожидать от среднего медицинского работника. Это обусловлено, безусловно, алгоритмичностью диагностики и стандартами лечения, которыми их обучают. И основной их недостаток – это гипердиагностика и гипертерапия. Но система работает и довольно эффективно.

 

Большинство наших врачей весьма критически относится к инфермейрам, но только в кошмарном сне могут представить себя на их месте на консультативном приеме в периферийной, а иногда и центральной больнице. Даже в провинциальных больницах работа травм пункта обеспечивается инфермейрами, а хирурги нередко даже не проявляют желание делать перевязки своим прооперированным больным, возлагая эту работу на инфермейров, хотя потом и обвиняют их в различных осложнениях.

 

Совершенно очевидно, что инфермейры выполняют в Анголе огромную работу, но также очевидно, что на инфермейров возложена непосильная и невыполнимая в условиях дефицита врачей задача – заменить их.

 

КУБИНСКИЕ ВРАЧИ

“У нас американская медицина” – так с уверенностью и гордостью ответил кубинский врач в дискуссии с нашим врачом. Как это не парадоксально, но Куба, демонстрируя воинственный антиамериканизм в политике, в практической сфере и в частности медицине, проводит прагматическую политику. В отличии от советской политики борьбы с безродными космополитами и фантазиями о лучшей в мире русско-советской школе медицины, кубинская медицина исторически опиралась на западную (американскую) школу, пусть даже это происходило в последнее время через латиноамериканские страны.

 

Кроме того, руководство Кубы определило здравоохранению важнейшую политическую роль и приоритетное развитие, с выделением соответствующих средств, в том числе на систему медицинского образования. И результат не заставил ждать – кубинские врачи известны в мире, как квалифицированные врачи Западной медицинской школы и хорошо востребованы в Латинской Америке и Африке.

 

“Врачебный” внешний вид и поведение, большинства из них, демонстрируют достоинство, соответствующее профессии врача. Безусловно, все это не означает, что все кубинские врачи профессионалы высокого класса или, что иберийская ментальность является образцом трудолюбия и что они избежали пороков врачей развитого социализма, но то, что кубинские врачи в своей массе выглядят по всем параметрам лучше, уверенней и достойней остальных врачей, работающих в Анголе, это очевидно.

 

ВРАЧИ СНГ

В советское время государственная организация ЗДРАВЭКСПОРТ (к нынешней она не имеет никакого отношения) направляла врачей на работу за границей, проводя их предварительную подготовку (через спец ординатуру, языковые и специализированные курсы) или путем тщательной селекции (выбирая врачей с длительным опытом и высокой квалификацией, зав. отделений, сотрудников клиник). А их поведение и работа за границей жестко контролировалась – при нарушении они незамедлительно высылались из страны. Так обеспечивался приемлемо-достойный профессиональный и моральный облик советского человека за рубежом.

 

Тоталитаризм сыграл злую шутку с нашими народами, так как с потерей селекции, страха и принуждения они оказались, находясь за границей, в весьма неприглядном состоянии.

 

Все недостатки наших народов: распространенная бескультурность, грубость, публичная взаимная неприязнь, пьянство и непрофессионализм оказались на виду у всех. И врачи здесь не исключение. Я описывал все это в своей статье о работе в Ливии и должен с сожалением констатировать, что здесь в Анголе все это повторилось.

Нельзя в медицине иметь “почти современные знания”. И если врач не получил качественного образования по современным мировым стандартам или хотя бы ценой больших усилий самостоятельно не изучил современную западную медицинскую литературу по своей специальности (и тут без знания иностранного языка никак не обойтись), то этот врач обречен быть второсортным специалистом на мировом рынке труда.

 

Некоторые врачи винят в этом руководство больниц говоря, что они прокубински настроены. Хотя в действительности они просто не знают современных стандартов лечения. Ведь трудно ожидать от директора госпиталя, который учился не в Москве, Киеве или любом другом городе СНГ, а в Гаване, Лиссабоне или Рио да Жанейро, чтобы он принял сторону наших врачей – ведь он получил там современные знания по Западным стандартам.

 

Естественно, что после подобных конфликтов администрация госпиталя старается избавляться от подобных специалистов, хотя бы путем перевода их в муниципальную больницу. Но должен отметить, что подобные конфликты здесь нечасты, потому что кубинские врачи стараются все же толерантно относиться к нашим врачам, хотя их внутренний скептицизм в отношении к нашим врачам чувствуется. Но уверен, что работай здесь арабские или индийские врачи, многим нашим врачам было бы несладко.

 

Весьма характерно для наших врачей отношение к непрерывному образовательному процессу, который является нормой для врачей всего мира. Но только не для наших. Так здесь, в крупных больницах, как и в ливийских больницах, да и во всех странах, работающих по западным стандартам, весьма приняты регулярные научные конференции с медицинскими докладами, сообщениями и дискуссиями. Особенно это демонстрируют кубинские врачи, но только от наших врачей можно услышать язвительное – “это они с Википедии начитались”. Ведь для большинства из них регулярное чтение медицинских журналов и медицинских информационных сайтов — это действительно terra incognita.

 

Должен констатировать, что уровень квалификации большинства наших врачей, работающих в Анголе низок. Могу, например, со всей уверенность сказать, что даже после нескольких лет работы здесь, большинство врачей не знает современных стандартов лечения, например, малярии. А откуда им это знать, ведь современные непрерывно обновляющиеся стандарты лечения болезней публикуются на сайтах ВОЗ, американских или британских на английском языке, которого наши врачи не знают. Да и “советская гордость” не позволяет им признать многие очевидные истины, зачастую делая их посмешищем среди других врачей и даже инфермейров.

Безусловно, что важной причиной неприглядного профессионального облика наших врачей является непрофессиональный подбор кандидатов на работу в Анголе. Среди сотрудников ЗДРАВЭКСПОРТА нет врачей, которые могли бы проводить хотя бы какую-то селекцию и отбор кадров, общий уровень которых и так невысок из-за отсталой системы образования в странах СНГ. В результате, даже в провинциальных (областных) больницах в стационарных и ургентных отделениях совсем нередко встретишь наших врачей, за плечами которых лишь опыт работы у себя дома в провинциальной поликлинике или кишлаке. Кроме того, отсутствие у наших врачей современной базовой подготовки врача общей практики приводит к большим проблемам для врачей узких специальностей, когда их ставят дежурить в отделении Urgencia, что здесь широко распространено. И спасает их лишь обстановка безконтрольности и безответственности, царящие во многих ангольских больницах.

 

 

Однако, как и в Ливии, на первый план в восприятии наших врачей за рубежом выступает не их профессиональный уровень, а “моральный облик постсоветского человека”. И на первом месте здесь находится, как обычно, злоупотребление алкоголем. И если в Ливии для обладания им необходимо было приложить некоторые усилия, то здесь в Анголе он всюду легкодоступен. Низкий социальный статус врача в наших странах, низкая личная и общественная культура, ментальный архетип, вот основные причины столь распространенного алкоголизма среди врачей.

 

Понятно, что изменить такую ментальность наших врачей даже путем высокой оплаты труда удается крайне редко. Уверен, что только у наших людей могла возникнуть в голове идея пари на то, что “можно ли пропить за месяц месячную зарплату”. Сообщаю, что рекорд Гиннеса здесь не был побит и спорящему врачу не удалось пропить более 3000$.

 

Распространенный среди наших врачей, работающих в Анголе, алкоголизм весьма заметное явление в местной врачебной среде с непрерывной цепью бытовых и профессиональных эксцессов, нередко заканчивающихся завершением контракта.

 

Также весьма характерны для врачей русской экипы (группы) проявления взаимной неприязни и возникновения конфликтов на различной почве. Конечно и в других диаспорах существуют конфликты, однако никто подобно нашей не делает это публично и достоянием всех.

 

Совершенно очевидно, что коммуникабельности, вежливости и культуре взаимоотношений нам можно поучиться у анголан и других наций, работающих здесь.

 

В последнее время среди наших врачей получила распространение “советская” болезнь в медицине – вымогательство у больных, что приводит нередко к неприятным инцидентам, завершающимся высылкой врача. Этой же болезнью “развитого социализма” страдают также, и представители стран бывшего соцлагеря, которые в основном здесь и работают.

 

В Анголе безусловно работают врачи из СНГ с высоким профессиональным уровнем и достойным поведением, однако общее впечатление всегда и всюду создается по негативным, а не по позитивным примерам. Все чаще в разных местах Анголы можно услышать, что они не хотят уже русских врачей и если бы не “особые” связи на высоком уровне, то присутствие наших врачей здесь неуклонно сокращалось бы.

 

БЕЛОЕ И ЧЕРНОЕ

Анголане без комплексов подчеркивают, что они негроидной расы и гордятся этим. Длительное время живя среди народа черной расы видишь и понимаешь, что расизм, это проявление социальной не развитости, не знания и не понимания. А причинами отсталости народов являются историческая отсталость, социальные условия, бедность, недостаточное образование.

В Анголе, как и во всей Африке высокая популяция альбиносов. Большинство из них умирает в молодости. От рака кожи…

 

АНГОЛЬСКАЯ МЕДИЦИНА

 

“Жизнь ничего не значит за порогом ангольских больниц”. К большому сожалению это выражение в значительной степени соответствует истине в ангольских больницах всех уровней. И это обусловлено не только безответственностью и формирующимся цинизмом многих врачей, а главным образом вследствие огромного потока тяжелых больных с высокой их летальностью.

 

Никогда в своей практике, работая в больнице скорой помощи крупного областного центра, в ЦРБ в Украине и в Ливии я не видел такой лавины больных, в том числе тяжелых. Работа в Анголе, это все равно что спуститься в Медицинский Дантов Ад.

 

Безусловно, что доминирующее положение занимает инфекционная патология: малярия, брюшной тиф, амебиаз и другая кишечная инфекция, туберкулез, вирусные гепатиты, СПИД, различные паразитарные заболевания – шистосомиаз, филяриоз, глистные инвазии…

Заболевания легких и дыхательных путей: пневмонии, бронхиты. Астма на удивление редко.

Широко распространены сердечно-сосудистые заболевания: гипертония и кардиомиопатия с сердечной недостаточностью.

Из заболеваний ЖКТ – циррозы печени, вирусные, токсические и алкогольные гепатиты, гастриты.

Очень распространены заболевания костно-мышечного аппарата, которые занимают значительную часть на амбулаторном приеме.

Одной из характерных черт любой патологии в Анголе является то, что будет непривычно выглядеть любая патология из-за того, что все заболевания чаще всего будут представлены в запущенной форме, что объясняется поздней обращаемостью больных с периферии и весьма распространенным самолечением традиционными растительными средствами.

 

Должен сказать, что из-за того, что наши врачи, различных специальностей не имеют подготовки в области тропической медицины, не знают локальной статистики различных болезней, не знают особенности протекания обычных болезней в тропических странах, что сказывается не лучшим образом на их качестве диагностики и лечения больных в Анголе.

 

Писать о тропической медицине можно бесконечно. Необходимо чтобы каждый врач, собирающийся работать в тропической Африке перед поездкой и в процессе работы изучил какую-либо книгу о тропической медицине, желательно зарубежную.

 

Моей настольной книгой была “CLINICAL PRACTICE IN

THE TROPICS” сокращенное издание знаменитого американского издания военной медицины “Hunter’s Tropical Medicine and Emerging Infectious Diseases”.

 

Заключение.

 

1. Что касается моего общего впечатления о работе “русской экипы (группы)” в Анголе (хотя на самом деле это врачи СНГ), то оно не отличается от моего мнения об украинских врачах в Ливии.

Это исчезающие, не пользующиеся спросом “специалисты” за границей, по причине низкой квалификации и низких морально-этических норм многих врачей.

И это не их вина, а вина системы образования в наших странах, продуктом которой они являются, сами не понимая этого.

Количество наших врачей в Африке будет неизбежно сокращаться, это останется уделом одиночек.

 

2. После многих лет работы в Анголе я весьма пессимистически смотрю на будущее здравоохранения в странах Суб-Сахарской Африки и в Анголе, в частности. Предпринимаются огромные усилия, расходуются огромные средства, строятся современные больницы, используются современные западные стандарты лечения, но все это не дает радикальных результатов.

И причина тут одна – низкие социально-культурные условия жизни большинства населения. Бедность и антисанитария порождают и не дают победить болезни. Иногда охватывает отчаяние от осознания этого. А когда узнаешь, что через 30 лет население Анголы удвоиться, пессимизм становиться только сильней.

 

“Ад в раю” так бы я охарактеризовал жизнь в большинстве стран Суб-Сахарской Африки и в Анголе.

Будущее прогресса здравоохранения в Анголе зависит в первую очередь от улучшения социально-экономических и санитарно-гигиенических стандартов жизни народа.

Ангола 2013г.

Доктор. Rut